Главная / Стихи / Проза / Биографии

Поиск:
 

Классикару

У последней черты (Михаил Арцыбашев)


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91 


- Привет, господа! Позволите присесть? Штаб-ротмистр Тренев, не переставая крутить усы, подвинулся.

- Но, собственно, в жизни каждого человека должно же быть какое-нибудь мерило дозволенного и недозволенного, - - продолжал говорить Краузе так вежливо и тихо, как будто не спорил, а спрашивал совета. - Ибо иначе произойдет хаос в жизни каждого, не говоря о жизни всех вообще... "

- Брось философию! - крикнул Арбузов.

- И нельзя будет жить, - так же спокойно докончил Краузе, как будто ничего не слыхал.

- А вам очень нужно жить? - спросил Наумов резко.

- Вы не живете! - насмешливо и даже ехидно заметил со стороны Чиж, которому не нравился Наумов.

- Что? - вдруг крикнул Арбузов голосом, от которого все вздрогнули, и даже лакеи выскочили из буфета.

Чиж оскорбление оглянулся, думая, что крик относился к нему, но Арбузов, приподнявшись и опершись на стол, смотрел через его голову. Теперь лицо его было совсем бело и даже губы посинели.

За соседним столом все повернули головы.

- В чем дело? - холодно спросил адъютант, высокомерно прищурившись на Арбузова.

- Молчать! - крикнул Арбузов и, опрокинув стул, чуть не сбив на пол Чижа, кинулся к адъютанту. Он не мог продолжать, так сильно затряслись у него губы.

- Зоря, - крикнул Михайлов, чего ты взбеленился!..

В дверях показались любопытные лица. Краузе, Наумов, Чиж и Тренев встали, не понимая, в чем дело. Рыжий батюшка опасливо подобрал рукава, точно собирался дать тягу.

Красивый адъютант тоже встал, немного побледнев. Остальные отшатнулись и смотрели испуганно. Они, очевидно, сразу догадались, что вызвало скандал. Только толстый исправник махал руками и старался вставить что-то успокоительное.

- Позвольте, милостивый государь... Вы мне говорите? - тихо, но выразительно проговорил адъютант и кошачьим движением незаметно опустил руку в карман рейтуз. - Что вам угодно?

- Я слышал, что ты говорил, мерзавец! - крикнул Арбузов, треснув нагайкой по столу и вдребезги разбив рюмку, так что осколки стекла обрызгали всех. - Нелли? Какая Нелли?.. Прохвост! Да ты понимаешь ли, о чем говоришь... а?

И, повернувшись к Михайлову, Арбузов четко и даже как будто спокойно сказал:

- Сергей, он говорил, что пошлет извозчика за Нелли, и держал пари, что она приедет, потому что ей все равно терять нечего... - а?

Михайлов быстро шагнул вперед.

Но Арбузов не дал ему подойти.

- Слушай, ты! - крикнул он адъютанту. - Если ты еще хоть раз имя это назовешь, я... я тебе этой нагайкой всю морду разобью! Что?.. Молчать! У этой Нелли ты недостоин руку поцеловать... скотина... Молчать! Я говорю!

И вдруг, бешено взмахнув нагайкой, Арбузов сбил всю посуду на пол. С треском и звоном полетели осколки тарелок и стаканов. Все вскочили.

- Если вы хоть слово... я этой нагайкой всех вас по мордам смажу! Мерзавцы! - хрипло, задыхаясь, кричал Арбузов.

Адъютант неожиданно как-то изогнулся и выскочил из-за стола. В руке его мелькнуло уродливое черное дуло револьвера. Многие зажмурились.

- А... - сквозь зубы мычал он.

- А, браунинг? - весело крикнул Арбузов, как бы в каком-то светлом восторге. - Ну, что ж... пали! И он со страшной силой взмахнул нагайкой. Но в это время Михайлов заслонил его всем телом, а кто-то сзади быстро ударил адъютанта по руке, и тяжелый браунинг, разбивая тарелку, грузно шлепнулся на стол.

- Шоб мини цего не було! - басом сказал выбежавший из биллиардной студент Давиденко. - Господа, возьмите ту штуку... вот так!

Длинный Краузе, шагнув через всю комнату, флегматично взял револьвер и положил его в карман.

- Если вы пожелаете, я могу дать удовлетворение за этот свой поступок, - негромко сказал он адъютанту.

- Ничего! Пускай! - весело и пьяно кричал Арбузов, вдруг совершенно успокоившийся. - Сережа, плюнь! Пойдем выпьем!

Сцепив зубы, с побледневшим лицом, адъютант молча боролся с Давиденко. Но студент держал его как в тисках и не переставая говорил хладнокровным басом:

- Мишка, возьми саблю... Успокойтесь, господин ахвицер! Шо хорошего, что он вам морду набье, что вы ему пузо прострелите... Та не вертиться кажу!

Вдруг адъютант оттолкнул Давиденко, презрительно усмехнулся и проговорил:

- Мы с вами еще встретимся, господин Арбузов!

- Ладно, - отвечал Арбузов мрачно. - Нагайка всегда при мне!

Адъютант опять презрительно усмехнулся и, ни на кого не глядя, цепляясь шпорами за стулья, вышел из буфета.

Остальная компания его растерянно переглядывалась, не зная, что делать. Исправник салфеткой счищал масло и хрен с сюртука и возмущенно бормотал:

- Этого нельзя себе позволять... Думает, как миллионер...

- А ты молчи, старый воробей! - весело крикнул ему Арбузов. - Тебя это не касается... Иди лучше сюда!

- Я понимаю... Я, конечно, тут ни при чем... - успокаивая самого себя, сказал исправник. - Но нельзя же так, Захар Максимович, ей-Богу!

- Да полно... брось! - досадливо махнул рукой Арбузов. - Ну, господа... за одоление супостата!

Михайлов сидел, потупившись, и тонкая рука его, лежавшая на столе, сильно дрожала, как давеча.

- Сережа, - вдруг тихо, перегнувшись к нему через стол, сказал Арбузов. - А ведь твой грех... ведь жалко?

Михайлов быстро взглянул на него и опять потупился.

Арбузов несколько времени смотрел на него влажными воспаленными глазами. Потом махнул рукой и как будто про себя пробормотал:

- Э... кто тут виноват? И вдруг закричал на весь клуб:

- Человек! Шампанского! Волоки... живо! Лакеи молча торопливо убирали разбитую посуду, не смея переглядываться, и по их лицам нельзя было угадать той грязной и липкой сплетни, которая завтра просочится по городу из лакейских уст. Товарищи адъютанта тихо переговаривались и, оглядываясь на Арбузова, расплатились и ушли. Исправник подсел к его столу и, машинально потирая салфеткой масляное пятно на мундире, говорил:

Много за вами грешков, Захар Максимович, но такой истории я не ожидал... Знаете, могут выйти неприятности... Но все же превосходно! Откровенно говоря, что же это такое! Я сам хотел ему заметить... Барышня, правда... он смущенно оглянулся на Михайлова. - Но нельзя же так. Я сам был возмущен, откровенно говоря...

- Будя врать! грубо сказал ему Арбузов и мрачно повел глазами. - А, впрочем, скучно тут... Едем, господа, ко мне на завод, л?

В дверях показалась огромная грузная фигура доктора Арнольди с его бритым, как у старого актера, лицом и умными заплывшими глазами.

Доктор! - восторженно закричал Арбузов. - Милый человек!.. Едем с нами!

- Пожалуй, - равнодушно согласился доктор Арнольди.

И скоро все, гремя стульями и шумно переговариваясь, пошли из буфета. Чиж подумал и пошел за ними с брезгливым видом. В буфете остались только сдвинутые столы, залитые, забрызганные скатерти, осколки тарелок и бутылок. Лакеи шумно заговорили и засмеялись.

На дворе была темная ночь. Небо так и горело звездами. Слышно было, как где-то во мраке позванивала бубенчиками арбузовская тройка.

- Так кто едет, господа? - кричал в темноте хмельной Арбузов. - Сережа, садись со мной... и доктора возьмем... Наумов!

- Я, право, не могу... - брезгливо говорил невидимый Чиж. - Завтра на урок надо рано...

- Какой там урок! - закричал Арбузов, хватая его за руку. - Врешь, не пущу! Поедем с нами!

- Ну, ладно! - так же брезгливо, сам не зная зачем, согласился Чиж.

Слышно было, как забренчали, заговорили бубенчики первой тройки.

- Вы на новых лошадях? - пунктуально осведомился длинный Краузе.

- Да... Стой!.. Сережа! - закричал Арбузов. - Хочешь посмотреть?.. Красавцы!.. Стой!.. Павел, придержи... Сережа, иди сюда!

Вспыхнул трепетный огонек спички. Из черного мрака выдвинулись в ряд, как на триумфальной арке, три умные прелестные лошадиные головы с темными агатовыми глазами и сторожко шевелящимися ушами.

- Смотрите, ведь не выезжены, испугаются... - равнодушно предупредил поручик Тренев.

Арбузов не ответил. Он ходил под самыми мордами лошадей и освещал их спичкой, спокойно и любовно разговаривая не то с Михайловым, не то со своими лошадьми.

- А, что? Правда, красавцы?.. Они у меня так и называются: это вот Красотка, эта - Красавица, а коренник - Красавец!..

Вороная Красавица чутко косила агатовым круглым глазом. Коренник прял ушами и переступал с ноги на ногу. Видно было, как нервно двигается тонкая, перепутанная сетью точеных жил, блестящая кожа. Тройка стояла как вкопанная.

Спичка потухла.

- Ну, едем! - сказал Арбузов, швырнув в сторону красный уголек. - Садись! Сережа, ну, готовы?.. Попа не забыли?

- Я тут, тут я! - ответил из темноты голос рыжего батюшки.

- Можно ехать, все сели! - огласил корнет Краузе.

- Ну, Павел, трогай!

Невыезженная тройка, не видимая в темноте, шарахнулась куда-то в сторону, выровнялась, натянула вожжи и со смехом, говором и стоном бубенчиков тронула по темной, бархатной от пыли дороге.

Все ускоряя бег, гремя и звеня на всю улицу, взбудоражив собак, экипажи один за другим завернули за угол, и быстро замелькали по сторонам неявные очертания заборов, белые пятна домов, церковные ограды, призраки черных деревьев с распростертыми руками.

- Пускай, Павел! - неожиданно крикнул Арбузов.

Задним не поспеть, Захар Максимыч! - не оборачиваясь, солидно ответил кучер, спина которого неясно маячила во мраке. Но, должно быть, он пустил вожжи, потому что внезапно земля рванулась назад, комья сухой глины больно засыпали ездоков, а воздух, сливая все в черту, загудел и застонал кругом. Непрерывно и дико залились бубенчики.

Город спал, и белые дома с закрытыми ставнями, казалось, с недоумением и осуждением смотрели на бешеную скачку.

На повороте красной точкой мелькнуло освещенное окно и исчезло.

Х


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91 

Скачать полный текст (898 Кб)
Перейти на страницу автора


Главная / Стихи / Проза / Биографии       Современные авторы - на серверах Стихи.ру и Проза.ру

TopList
Rambler's Top100
Rambler's Top100
© Русский литературный клуб. Все произведения, опубликованные на этом сервере, перешли в общественное достояние. Срок охраны авторских прав на них закончился и теперь они могут свободно копироваться в Интернете. Информация о сервере и контактные данные.