Главная / Стихи / Проза / Биографии

Поиск:
 

Классикару

Дуэль (Антон Чехов)


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 


- Да, никто не знает правды... - сказал Лаевский.

- Ну, прощайте... Дай бог вам всего хорошего.

Фон Корен подал Лаевскому руку; тот пожал ее и поклонился.

- Не поминайте же лихом, - сказал фон Кореи. - Поклонитесь вашей жене и скажите ей, что я очень жалел, что не мог проститься с ней.

- Она дома.

Лаевский подошел к двери и сказал в другую комнату:

- Надя, Николай Васильевич желает с тобой проститься.

Вошла Надежда Федоровна; она остановилась около двери и робко взглянула на гостей. Лицо у нее было виноватое и испуганное, и руки она держала, как гимназистка, которой делают выговор.

- Я сейчас уезжаю, Надежда Федоровна, - сказал фон Корен, - и пришел проститься.

Она нерешительно протянула ему руку, а Лаевский поклонился,

"Как они однако, оба жалки! - подумал фон Корен. - Недешево достается им эта жизнь".

- Я суду и Москве и в Петербурге, - спросил он, - не нужно ли вам что-нибудь прислать оттуда?

- Что же? - сказала Надежда Федоровна и встревоженно переглянулась с мужем. - Кажется, ничего...

- Да, ничего... - сказал Лаевский, потирая руки. - Кланяйтесь.

Фон Корен не знал, что еще можно и нужно сказать, а раньше, когда входил, то думал, что скажет очень много хорошего, теплого и значительного. Он молча пожал руки Лаевскому и его жене и вышел от них с тяжелым чувством.

- Какие люди! - говорил дьякон вполголоса, идя сзади. - Боже мой, какие люди! Воистину десница божия насадила виноград сей! Господи, господи! Один победил тысячи, а другой тьмы. Николай Васильич, - сказал он восторженно, - знайте, что сегодня вы победили величайшего из врагов человеческих - гордость!

- Полно, дьякон! Какие мы с ним победители? Победители орлами смотрят, а он жалок, робок, забит, кланяется, как китайский болванчик, а мне..., мне грустно.

Сзади послышались шаги. Это догонял Лаевский, чтобы проводить. На пристани стоял денщик с двумя чемоданами, а несколько поодаль - четыре гребца.

- Однако подувает... бррр! - сказал Самойленко. - В море, должно быть, теперь штормяга - ой, ой! Не в пору ты едешь, Коля.

- Я не боюсь морской болезни.

- Не в том... Не опрокинули бы тебя эти дураки. Следовало бы на агентской шлюпке доехать. Где агентская шлюпка? - крикнул он гребцам.

- Ушла, ваше превосходительство.

- А таможенная?

- Тоже ушла.

- Отчего же не доложили? - рассердился Самойленко. - Остолопы!

- Все равно, не волнуйся... - сказал фон Корен. - Ну, прощай. Храни вас бог.

Самойленко обнял фон Корена и перекрестил его три раза.

- Не забывай же, Коля... Пиши... Будущей весной ждать будем.

- Прощайте, дьякон, - сказал фон Корен, пожимая дьякону руку. - Спасибо вам за компанию и за хороший разговоры. Насчет экспедиции подумайте.

- Да, господи, хоть на край света! - засмеялся дьякон. - Разве я против?

Фон Корен узнал в потемках Лаевского и молча протянул ему руку. Гребцы уже стояли внизу и придерживали лодку, которая билась о сваи, хотя мол загораживая ее от большой зыби. Фон Корен спустился по трапу, прыгнул в лодку и сел у руля.

- Пиши! - крикнул ему Самойленко. - Здоровье береги!

"Никто не знает настоящей правды", - думал Лаевский, поднимая воротник своего пальто и засовывая руки в рукава.

Лодка бойко обогнула пристань и вышла на простор. Она исчезла в волнах, но тотчас же из глубокой ямы скользнула на высокий холм, так что можно было различить и людей и даже весла. Лодка прошла сажени три, и ее отбросило назад сажени на две.

- Пиши! - крикнул Самойленко. - Понесла тебя нелегкая в такую погоду!

"Да, никто не знает настоящей правды..." - думал Лаевский, с тоскою глядя на беспокойное темное море.

"Лодку бросает назад, - думал он, - делает она два шага вперед и шаг назад, но гребцы упрямы, машут неутомимо веслами и не боятся высоких волн. Лодка идет все вперед и вперед, вот уже со и не видно, а пройдет с полчаса, и гребцы ясно увидят пароходные огни, а через час будут уже у пароходного трапа. Так и в жизни... В поисках за правдой люди делают два шага вперед, шаг назад. Страдания, ошибки и скука жизни бросают их назад, но жажда правды и упрямая воля гонят вперед и вперед. И кто знает? Быть может, доплывут до настоящей правды..."

- Прощай-а-ай! - крикнул Самойленко.

- Не видать и не слыхать, - сказал дьякон. - Счастливой дороги!

Стал накрапывать дождь.

1891


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 

Скачать полный текст (203 Кб)
Перейти на страницу автора


Главная / Стихи / Проза / Биографии       Современные авторы - на серверах Стихи.ру и Проза.ру

TopList
Rambler's Top100
Rambler's Top100
© Русский литературный клуб. Все произведения, опубликованные на этом сервере, перешли в общественное достояние. Срок охраны авторских прав на них закончился и теперь они могут свободно копироваться в Интернете. Информация о сервере и контактные данные.