Главная / Стихи / Проза / Биографии

Поиск:
 

Классикару

Чужая жена и муж под кроватью (Федор Достоевский)


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8 


- Ах, по поводу ваты. Знаешь ли, тут, наверху... кхи, кхи! наверху, кхи, кхи, кхи! - и т. д.

- Наверху! - прошептал молодой человек. - Ах, черт! А я думал, что это последний этаж; да разве это второй?

Молодой человек, - прошептал, встрепенувшись, Иван Андреевич, - что вы говорите? ради бога, почему это вас интересует? И я думал, что это последний этаж. Ради бога, разве здесь еще этаж?..

Право, кто-то ворочается, - сказал старик, переставший, наконец, кашлять...

- Тсс! слышите! - прошептал молодой человек, сдавив обе руки Ивана Андреевича.

- Милостивый государь, вы держите мои руки в насилии. Пустите меня.

- Тсс...

Последовала легкая борьба, и потом опять наступило молчание .

- Так вот я и встречаю хорошенькую... - начал старик.

- Как, хорошенькую? - перебила жена.

- Да ведь вот... говорил прежде я, что встретил хорошенькую даму на лестнице, или я пропустил? У меня ведь память слаба. Это зверобой... кхи!

- Что?

- Зверобой пить надо: говорят, лучше будет.., кхи, кхи, кхи! лучше будет!

- Это вы его перебили, - проговорил молодой человек, опять заскрежетав зубами.

- Ты говорил, что встретил сегодня хорошенькую какую-то? - спросила жена.

- А?

- Хорошенькую встретил?

- Кто такой?

- Да ты?

- Я-то? Когда? Да, бишь!..

- Наконец-то? экая мумия! Ну, - прошептал молодой человек, мысленно погоняя забывчивого старичка.

- Милостивый государь! я трепещу от ужаса. Боже мой! что я слышу? Это как вчера; решительно как вчера!..

- Тсс.

- Да, да, да! вспомнил: преплутовочка! Глазенки такие... в голубой шляпке...

- В голубой шляпке! Ай, ай!

- Это она! У ней есть голубая шляпка. Боже мой! - закричал Иван Андреич...

- Она? кто она? - прошептал молодой человек, стиснув руки Ивана Андреевича.

- Тсс! - сделал в свою очередь Иван Андреевич. - Он говорит.

- Ах, боже мой! боже мой!

- Ну, да, впрочем, у кого ж нет голубой шляпки... ну!

- И такая плутовка! - продолжал старик. - Она тут к каким-то знакомым приходит. Все глазки делает. А к тем знакомым тоже ходят знакомые...

- Фу! как это скучно, - перебила дама, - помилуй, чем ты интересуешься?

- Ну, хорошо, ну, ну! не сердись! - возразил старичок нараспев. - Ну, я не буду говорить, коль ты не желаешь. Ты что-то не в духе сегодня...

- Да вы как же сюда попали? - заговорил молодой человек.

- А, видите, видите! вот вы теперь интересуетесь, а прежде не хотели и слушать!

- Ну, да ведь мне все равно! не говорите, пожалуйста! Ах, черт возьми, какая история!

- Молодой человек, не сердитесь; я не знаю, что говорю; это я так; я только хотел сказать, что тут, верно, что-нибудь недаром, что вы принимаете участие... Но кто вы, молодой человек? Я вижу, вы незнакомец; но кто же вы, незнакомец? Боже, я не знаю, что говорю!

- Э! подите, пожалуйста! - прервал молодой человек, как будто что-то обдумывая.

- Но я вам все расскажу, все. Вы, может быть, думаете, что я не расскажу, что я зол на вас, нет! вот рука моя! Я только в упадке духа, больше ничего. Но, ради бога, скажите мне все сначала: как вы здесь сами? по какому случаю? Что же касается до меня, то я не сержусь, ей-богу, не сержусь, вот вам рука моя. Здесь только пыльно; я немного запачкал ее; но это ничего для высокого чувства.

- Э, подите с вашей рукой! тут поворотиться негде, а он с рукой лезет!

- Но, милостивый государь! вы со мной обходитесь, как будто, с позволения сказать, со старой подошвой, - проговорил Иван Андреевич в припадке самого кроткого отчаяния, голосом, в котором было слышно моленье. - Обходитесь со мной учтивее, хоть немножко учтивее, и я вам все расскажу! Мы бы полюбили друг друга; я даже готов пригласить вас к себе на обед. А этак нам вместе лежать нельзя, откровенно скажу. Вы заблуждаетесь, молодой человек! Вы не знаете...

- Когда же это он ее встретил? - бормотал молодой человек, очевидно в крайнем волнении. - Она, может быть, теперь меня ждет... Я решительно выйду отсюда!

- Она? кто она? боже мой! про кого вы говорите, молодой человек? Вы думаете, что там, наверху... Боже мой! Боже мой! За что я так наказан?

Иван Андреевич попробовал повернуться на спину в знак отчаянья .

- А вам на что знать, кто она? А, черт! Была не была, я вылезаю!..

- Милостивый государь! что вы? а я-то, я-то как буду? - прошептал Иван Андреевич, в припадке отчаяния уцепившись за фалды фрака своего соседа.

- А мне-то что? Ну, и оставайтесь одни. А не хотите, так я, пожалуй, скажу, что вы мой дядя, который промотал свое состояние, чтоб не подумал старик, что я любовник жены его.

- Но, молодой человек, это невозможно; это ненатурально, коли дядя. Никто не поверит вам. Этому вот такой маленький ребенок не поверит, - шептал в отчаянии Иван Андреевич.

- Ну, так не болтайте же, а лежите себе смирно, пластом! Пожалуй, ночуйте здесь, а завтра как-нибудь вылезете; вас никто не заметит; уж коли один вылез, так, верно, не подумают, что еще остался другой. Еще бы сидела целая дюжина! Впрочем, вы и один стоите дюжины. Подвигайтесь, или я выйду!

- Вы язвите меня, молодой человек... А что если я закашляюсь ? Нужно все предвидеть!

- Тсс!..

- Что это? как будто наверху я опять слышу возню, - проговорил старичок, который тем временем, кажется, успел задремать.

- Наверху?

- Слышите, молодой человек, наверху!

- Ну, слышу!

- Боже мой! молодой человек, я выйду.

- А я так не выйду! Мне все равно! Уж если расстроилось, так все равно! А знаете ли, что я подозреваю? Я подозреваю, что вы-то и есть какой-нибудь обманутый муж - вот что!..

- Боже, какой цинизм!.. Неужели вы это подозреваете? Но почему же именно муж... я не женат.

- Как не женат? Дудки!

- Я, может быть, сам любовник!

- Хорош любовник!

- Милостивый государь, милостивый государь! Ну, хорошо, я все вам расскажу. Вонмите моему отчаянью. Это не я, я не женат. Я тоже холостой, как и вы. Это друг мой, товарищ детства... а я любовник... Говорит мне: "Я несчастный человек, я, говорит, пью чашу, я подозреваю жену свою". - "Но, говорю я ему благоразумно, за что же ты ее подозреваешь?.." Но вы не слушаете меня. Слушайте, слушайте! "Ревность смешна, говорю, ревность порок!.." - "Нет, говорит, я несчастный человек! Я, того... чашу, то есть я подозреваю". - "Ты, говорю, мой друг, ты товарищ моего нежного детства. Мы вместе срывали цветы удовольствия, тонули на пуховиках наслаждения". Боже, я не знаю, что говорю. Вы все смеетесь, молодой человек. Вы сделаете меня сумасшедшим.

- Да вы и теперь сумасшедший!..

- Так, так, я и предчувствовал, что вы это скажете... когда говорил про сумасшедшего. Смейтесь, смейтесь, молодой человек! Так же и я процветал в свое время, так же и я соблазнял. Ах! у меня сделается воспаление в мозгу!

- Что это, душенька, как будто у нас кто-то чихает? - пропел старичок. - Это ты, душка, чихнула?

- О, боже мой! - проговорила супруга.

- Тсс! - раздалось под кроватью.

- Это наверху, верно, стучат, - заметила жена, испугавшись, потому что под кроватью действительно становилось шумно.

- Да, наверху! - проговорил муж. - Наверху! Говорил я тебе, что я франтика - кхи, кхи! франтика с усиками - кхи, кхи! ох, бог мой, - спина!.. франтика сейчас встретил с усиками!

- С усиками! боже мой, это, верно, вы, - прошептал Иван Андреевич.

- Создатель мой, какой человек! Да ведь я здесь, здесь вместе с вами лежу! Как же бы он меня встретил? Да не хватайте меня за лицо!

- Боже, со мной сейчас будет обморок.

В это время наверху действительно послышался шум.

- Что бы там было? - прошептал молодой человек.

- Милостивый государь! я в страхе, я в ужасе. Помогите мне.

- Тсс!

- Действительно, душка, шум; целый гвалт подымают. Да еще над твоей спальней. Не послать ли спросить.

- Ну, вот! чего ты не выдумаешь!

- Ну, я не буду; право, ты такая сегодня сердитая!..

- О, боже мой! вы бы шли спать.

- Лиза! ты меня вовсе не любишь.

- Ах, люблю! Ради бога, я так устала.

- Ну, ну! я уйду.

- Ах, нет, нет! не уходите, - закричала жена. - Или нет, идите, идите!

- Да что это ты в самом деле! То уходите, то не уходите! Кхи, кхи! А и вправду спать... кхи, кхи! У Панафидиных девочки... Кхи, кхи! девочки... кхи! куклу я у девочки видел нюренбергскую, кхи, кхи...

- Ну, вот куклы теперь!

- Кхи, кхи! хорошая кукла, кхи, кхи!

- Он прощается, - проговорил молодой человек, - он идет, и мы тотчас уходим. Слышите? радуйтесь же!

- О, дай-то бог! дай-то бог!

- Это вам урок...

- Молодой человек! за что же урок? Я это чувствую... Но вы еще молоды; вы не можете давать мне урока.

- А все-таки дам. Слушайте.

- Боже! я хочу чихнуть!..

- Тсс! Если вы только осмелитесь.

- Но что же мне делать? здесь так пахнет мышами; не могу же я; достаньте мне из моего кармана платок, ради бога; я не могу шевельнуться... О, боже, боже! за что я так наказан?

- Вот вам платок! За что вы наказаны, я вам сейчас скажу. Вы ревнивы. Основываясь бог знает на чем, вы бегаете как угорелый, врываетесь в чужое жилище, производите беспорядки...

- Молодой человек! я не производил беспорядков.

- Молчать!

- Молодой человек, вы не можете читать мне про нравственность: я нравственнее вас.

- Молчать!

- О, боже мой! боже мой!

- Производите беспорядки, пугаете молодую даму, робкую женщину, которая не знает, куда деваться от страха, и, может быть, будет больна; беспокоите почтенного старца, удрученного геморроем, которому прежде всего нужен покой, - а все отчего? оттого, что вам вообразился какой-то вздор, с которым вы бегаете по всем закоулкам! Понимаете ли, понимаете ли, в каком вы скверном теперь положении? Чувствуете ли вы это?

- Милостивый государь, хорошо! Я чувствую, но вы не имеете права...


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8 

Скачать полный текст (76 Кб)
Перейти на страницу автора


Главная / Стихи / Проза / Биографии       Современные авторы - на серверах Стихи.ру и Проза.ру

TopList
Rambler's Top100
Rambler's Top100
© Русский литературный клуб. Все произведения, опубликованные на этом сервере, перешли в общественное достояние. Срок охраны авторских прав на них закончился и теперь они могут свободно копироваться в Интернете. Информация о сервере и контактные данные.