Главная / Стихи / Проза / Биографии

Поиск:
 

Классикару

Недоросль (Денис Фонвизин)


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 


ЯВЛЕНИЕ VI

Г-жа Простакова, Еремеевна, Митрофан, Кутейкин и Цыфиркин

Г-жа Простакова. Ну, так теперь хотя по-русски прочти зады, Митрофанушка. Митрофан. Да, зады, как не так. Г-жа Простакова. Век живи, век учись, друг мой сердешный! Такое дело. Митрофан. Как не такое! Пойдет на ум ученье. Ты б еще навезла сюда дядюшек! Г-жа Простакова. Что? Что такое? Митрофан. Да! того и смотри, что от дядюшки таска; а там с его кулаков да за часослов. Нет, так я спасибо, уж один конец с собою! Г-жа Простакова (испугавшись). Что, что ты хочешь делать? Опомнись, душенька! Митрофан. Ведь здесь и река близко. Нырну, так поминай, как звали. Г-жа Простакова (вне себя). Уморил! Уморил! Бог с тобой! Еремеевна. Все дядюшка напугал. Чуть было в волоски ему не вцепился. А ни за что, ни про что... Г-жа Простакова (в злобе). Ну... Еремеевна. Пристал к нему, хочешь ли жениться?.. Г-жа Простакова. Ну... Еремеевна. Дитя не потаил: уж давно-де, дядюшка, охота берет. Как он остервенится, моя матушка! как вскинется... Г-жа Простакова (дрожа). Ну... а ты, бестия, остолбенела, а ты не впилась братцу в харю, а ты не раздернула ему рыла по уши... Еремеевна. Приняла-было! Ох, приняла, да... Г-жа Простакова. Да... да что... не твое дитя, бестия! По тебе робенка хоть убей до смерти. Еремеевна. Ах, создатель, спаси и помилуй! Да кабы братец в ту ж минуту отойти не изволил, то я б с ним поломалась. Во что б бог ни поставил. Притупились бы эти (указывая на ногти), я б и клыков беречь не стала. Г-жа Простакова. Все вы, бестии, усердны на одних словах, а не на деле... Еремеевна (заплакав). Я не усердна вам, матушка! Уж как больше служить, не знаешь... рада бы не токмо что... живота* не жалеешь... а все не угодно. Кутейкин. Нам во-свояси повелите? Цыфиркин. Нам куда поход, ваше благородие? Г-жа Простакова. Ты ж еще, старая ведьма, и разревелась. Поди, накорми их с собою, а после обеда тотчас опять сюда. (К Митрофану.) Пойдем со мною, Митрофанушка. Я тебя из глаз теперь не выпущу. Как скажу я тебе нещичко**, так пожить на свете слюбится. Не век тебе, моему другу, не век тебе учиться. Ты, благодаря бога, столько уже смыслишь, что и сам взведешь деточек. (К Еремеевне.) С братцем переведаюсь не по-твоему. Пусть же все добрые люди увидят, что мама и что мать родная. (Отходит с Митрофаном.)

* Жизни (славянок.). ** Нечто, тайну.

Кутейкин. Житье твое, Еремеевна, яко тьма кромешная. Пойдем-ка за трапезу, да с горя выпей сперва чарку. Цыфиркин. А там другую, вот-те и умноженье. Еремеевна, (в слезах). Нелегкая меня не приберет! Сорок лет служу, а милость все та же... Кутейкин. А велика ль благостыня? Еремеевна. По пяти рублей на год, да по пяти пощечин на день.

Кутейкин и Цыфиркин отводят ее под руки.

Цыфиркин. Смекнем же за столом, что тебе доходу в круглый год.

Конец второго действия

ДЕИСТВИЕ ТРЕТЬЕ

ЯВЛЕНИЕ I

Стародум и Правдин

Правдин. Лишь только из-за стола встали, и я, подошед к окну, увидел вашу карету, то, не сказав никому, выбежал к вам навстречу обнять вас от всего сердца. Мое к вам душевное почтение... Стародум. Оно мне драгоценно. Поверь мне. Правдин. Ваша ко мне дружба тем лестнее, что вы не можете иметь ее к другим, кроме таких... Стародум. Каков ты. Я говорю без чинов. Начинаются чины, - перестает искренность. Правдин. Ваше обхождение. .. Стародум. Ему многие смеются. Я это знаю. Быть так. Отец мой воспитал меня по-тогдашнему, а я не нашел и нужды себя перевоспитывать. Служил он Петру Великому. Тогда один человек назывался ты, а не вы. Тогда не знали еще заражать людей столько, чтоб всякий считал себя за многих. Зато нонче многие не стоют одного. Отец мой у двора Петра Великого... Правдин. А я слышал, что он в военной службе... Стародум. В тогдашнем веке придворные были воины, да воины не были придворные. Воспитание дано мне было отцом моим по тому веку наилучшее. В то время к научению мало было способов, да и не умели еще чужим умом набивать пустую голову. Правдин. Тогдашнее воспитание действительно состояло в нескольких правилах... Стародум. В одном. Отец мой непрестанно мне твердил одно и то же: имей сердце, имей душу, и будешь человек во всякое время. На все прочее мода: на умы мода, на знания мода, как на пряжки, на пуговицы. Правдин. Вы говорите истину. Прямое достоинство в человеке есть душа... Стародум. Без нее просвещеннейшая умница - жалкая тварь. (С чувством.) Невежда без души - зверь. Самый мелкий подвиг вводит его во всякое преступление. Между тем, что он делает, и тем, для чего он делает, никаких весков у него нет. От таких-то животных пришел я свободить... Правдин. Вашу племянницу. Я это знаю. Она здесь. Пойдем... Стародум. Постой. Сердце мое кипит еще негодованием на недостойный поступок здешних хозяев. Побудем здесь несколько минут. У меня правило: в первом движении ничего не начинать. Правдин. Редкие правило ваше наблюдать умеют. Стародум. Опыты жизни моей меня к тому приучили. О, если б я ранее умел владеть собою, я имел бы удовольствие служить долее отечеству. Правдин. Каким же образом? Происшествия с человеком ваших качеств никому равнодушны быть не могут. Вы меня крайне одолжите, если расскажете... Стародум. Я ни от кого их не таю для того, чтоб другие в подобном положении нашлись меня умнее. Вошед в военную службу, познакомился я с молодым графом, которого имени я и вспомнить не хочу. Он был по службе меня моложе, сын случайного отца*, воспитан в большом свете и имел особливый случай научиться тому, что в наше воспитание еще и не входило. Я все силы употребил снискать его дружбу, чтоб всегдашним с ним обхождением наградить недостатки моего воспитания. В самое то время, когда взаимная наша дружба утверждалась, услышали мы нечаянно, что объявлена война. Я бросился обнимать его с радостию. "Любезный граф! вот случай нам отличить себя. Пойдем тотчас в армию и сделаемся достойными звания дворянина, которое нам дала порода". Друг мой граф сильно наморщился и, обняв меня, сухо: "Счастливый тебе путь, - сказал мне: - а я ласкаюсь, что батюшка не захочет со мною расстаться". Ни с чем нельзя сравнить презрения, которое ощутил я к нему в ту же минуту. Тут увидел я, что между людьми случайными и людьми почтенными бывает иногда неизмеримая разница, что в большом свете водятся премелкие души и что с великим просвещением можно быть великому скареду**.

* "Случайными людьми" в XVIII веке называли людей, пользовавшихся особыми милостями царей и цариц. ** Скаред - скряга, скупец. Здесь - бранное слово.

Правдин. Сущая истина. Стародум. Оставя его, поехал я немедленно, куда звала меня должность. Многие случаи имел я отличить себя. Раны мои доказывают, что я их и не пропускал. Доброе мнение обо мне начальников и войска было лестною наградою службы моей, как вдруг получил я известие, что граф, прежний мой знакомец, о котором я гнушался вспоминать, произведен чином, а обойден я, я, лежавший тогда от ран в тяжкой болезни. Такое неправосудие растерзало мое сердце, и я тотчас взял отставку. Правдин. Что ж бы иное и делать надлежало? Стародум. Надлежало образумиться. Не умел я остеречься от первых движений раздраженного моего любочестия. Горячность не допустила меня тогда рассудить, что прямо* любочестивый человек ревнует к делам, а не к чинам; что чины нередко выпрашиваются, а истинное почтение необходимо заслуживается; что гораздо честнее быть без вины обойдену, нежели без заслуг пожаловану. Правдин. Но разве дворянину не позволяется взять отставки ни в каком уже случае? Стародум. В одном только: когда он внутренне удостоверен, что служба его отечеству прямой пользы не приносит. А! тогда поди. Правдин. Вы даете чувствовать истинное существо должности** дворянина. Стародум. Взяв отставку, приехал я в Петербург. Тут слепой случай завел меня в такую сторону, о которой мне отроду и в голову не приходило. Правдин. Куда же? Стародум. Ко двору***. Меня взяли ко двору. А? Как ты об этом думаешь? Правдин. Как же вам эта сторона показалась? Стародум. Любопытна. Первое показалось мне странно, что в этой стороне по большой прямой дороге никто почти не ездит, а все объезжают крюком, надеясь доехать поскорее. Правдин. Хоть крюком, да просторна ли дорога? Стародум. А такова-то просторна, что двое, встретясь, разойтиться не могут. Один другого сваливает, и тот, кто на ногах, не поднимает уже никогда того, кто на земи. Правдин. Так поэтому тут самолюбие... Стародум. Тут не самолюбие, а, так назвать, себялюбие. Тут себя любят отменно; о себе одном пекутся; об одном настоящем часе суетятся. Ты не поверишь: я видел тут множество людей, которым во все случаи их жизни ни разу на мысль не приходили ни предки, ни потомки.

* Истинно, действительно. ** Обязанностей, долга. *** Двор - ближайшее окружение государя, придворные.

Правдин. Но те достойные люди, которые у двора служат государству... Стародум. О! те не оставляют двора для того, что они двору полезны, а прочие для того, что двор им полезен. Я не был в числе первых и не хотел быть в числе последних. Правдин. Вас, конечно, у двора не узнали? * Стародум. Тем для меня лучше. Я успел убраться без хлопот; а то бы выжили ж меня одним из двух манеров. Правдин. Каких? Стародум. От двора, мой друг, выживают двумя манерами. Либо на тебя рассердятся, либо тебя рассердят. Я не стал дожидаться ни того, ни другого. Рассудил, что лучше вести жизнь у себя дома, нежели в чужой передней. Правдин. Итак, вы отошли от двора ни с чем? (Открывает свою табакерку.) Стародум (берет у Правдина табак). Как ни с чем? Табакерке цена пятьсот рублев. Пришли к купцу двое. Один, заплатя деньги, принес домой табакерку. Другой пришел домой без табакерки. И ты думаешь, что другой пришел домой ни с чем? Ошибаешься. Он принес назад свои пятьсот рублев целы. Я отошел от двора без деревень, без ленты**, без чинов, да мое принес домой неповрежденно, мою душу, мою честь, мои правила. Правдин. С вашими правилами людей не отпускать от двора, а ко двору призывать надобно. Стародум. Призывать? А зачем? Правдин. За тем, за чем к больным врача призывают. Стародум. Мой друг! Ошибаешься. Тщетно звать врача к больным неисцельно. Тут врач не пособит, разве сам заразится.


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 

Скачать полный текст (103 Кб)
Перейти на страницу автора


Главная / Стихи / Проза / Биографии       Современные авторы - на серверах Стихи.ру и Проза.ру

TopList
Rambler's Top100
Rambler's Top100
© Русский литературный клуб. Все произведения, опубликованные на этом сервере, перешли в общественное достояние. Срок охраны авторских прав на них закончился и теперь они могут свободно копироваться в Интернете. Информация о сервере и контактные данные.