Главная / Стихи / Проза / Биографии

Поиск:
 

Классикару

На ножах (Николай Лесков)


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159  160  161  162  163  164  165 


Вопрос о прототипах, всегда столь важный для Лескова потому, что он писал с натуры, в связи с романом "На ножах" не ставился. Более того, после романа "Некуда" (1865), где, как утверждала литературная общественность, были окарикатуренно изображены в образах Белоярцева и Завулонова писатели-демократы В. А. Слепцов и А. И. Левитов (1835-1877), тщательно обходился. Еще был жив у всех в памяти скандал, разразившийся после романа "Некуда", фотографичность которого дала повод говорить о "видимом сходстве" отдельных героев романа с известными людьми.

И хотя, по мнению Лескова, оно "не может никого ни обижать, ни компрометировать" в, другие его произведения, продолжившие галерею нигилистических типов, уже не давали материал для подобнмх сопоставлений.

Некоторые намеки, сохранившиеся в семейных преданиях и лесковских письмах, не касаясь проблемы изображения нигилистов, позволяют предположить, что фактографичность и фотографичность стали неотъемлемой частью лесковского творческого процесса. Так, например, сын писателя считал, что прототипом Александры Ивановны Синтяниной отчасти была тетка отца Наталья Петровна Страхова, которой в очень молодом возрасте пришлось познать "сладость супружества с "полупомешанным", старевшим уже "благодетелем" "ее семьи Страховым" {Лесков А. Жизнь Николая Лескова. - Т. 1. - С. 83.}. Во всяком случае, в местном орловском обществе обстоятельства, связанные с замужеством Синтяниной, воспринимались как некий намек на судьбу Натальи Петровны, которая, как и Синтянина, овдовела и после мужа-старика счастливо вышла замуж за своего сверстника.

Попали в роман со своими житейскими историями также лица из литературного окружения Лескова тех лет. Одно из них - писатель С. И. Турбин (1821-1884), автор рассказов о военном быте, которые высоко ценил Лесков {[Б. п.] Досуги Марса // Русская мысль. - 1881. - э 2.}.

Андрей Лесков вспоминал, что отец называл Турбина "нигилистом чистой расы" и вывел "значительно смягченным" в романе "На ножах" в лице майора Форова {Лесков А. Жизнь Николая Лескова. - Т. 1. - С. 321.}.

С. И. Турбин был атеист и оригинальный мыслитель, яростно низвергающий евангельские авторитеты, дорогие Лескову своими нравственными началами. Может быть, поэтому в романе Лесков пытается повернуть Форова к Богу и заставляет его дружить с деревенским попом Евангелом - мыслителем другого рода.

Факты биографии Турбина почти без изменений использованы Лесковым в романе. "0н и в самом деле, - пишет Андрей Лесков, - был человеком чистой души и расы, неизменным в своих, по тому времени очень крайних взглядах и убеждениях. Форов уходит в отставку, оскорбив "на словах" командира полка, оказавшего неуважение его жене. Сергей Иванович, по словам Лескова, дал командиру полка пощечину за неприглашение на полковой бал его жены, на которой он, как неколебимый атеист и нигилист, еще не был церковно женат. Грозило расстреляние. После многих ходатайств оно было заменено разжалованием в рядовые. Карьера была непоправимо покалечена. Офицерство пришло очень много лет спустя, и служба потом была вскоре же брошена. Это был, как Филатов (художник Я. Л. Филатов, друг Лескова. - А. Ш.), бессребреник и тоже в своем роде и "антик" и "праведник". Солдаты, расставаясь с Форовым, бегут за ним и в виде высшей, какая есть, хвалы и благодарности кричат ему: "Да разве вы похожи на благородных?" {Там же.}.

Другое лицо из литературного окружения Н. С. Лескова, послужившее ему в качестве прототипа, - Всеволод Крестовский. С ним Лескова на протяжении многих лет связывали дружеские отношения. "В шестидесятых годах, работая в "Отечественных записках", - рассказывает сын писателя, - Лесков сходится с автором печатавшихся тогда в этом журнале "Петербургских трущоб" Крестовским. Вместе с "Всеволодом" и известным ваятелем, по приятельству - "Михайлой" Микешиным, Лесков посещает "Вяземскую лавру" на Сенной площади. Невдолге пути приятелей начинают расходиться..." {Там же. - С. 358.}. И хотя "до последних своих дней Лесков не отнимал у Крестовского прежних его заслуг" и считал, что "Петербургские трущобы" в свое время сыграли большую роль как одна из первых попыток заинтересовать общество вопросами социального характера, заставить его читать "книгу о сытых и голодных" и задуматься о доле последних" в, выступал с защитой авторских прав Крестовского, в жизни у них произошло "отграничение". Может быть, оно было связано с обстоятельствами создания романа "На ножах". Во всяком случае, в письме Крестовского к Лескову от 14 декабря 1871 года Крестовский укоряет Лескова за то, что "весьма некрасивый герой Висленев" {Там же. - С. 360-361.} писан с него. В ответном письме Лесков сделал попытку отвести эти обвинения {Цит. по: Горелов А. Комментарии // Лесков А. Жизнь Николая Лескова. - Т. 1. - С. 471. а ИРЛИ, ф. 612, э 100.}, но, судя по его тексту, это ему не вполне удалось. Какие эпизоды биографии Крестовского и черты его личности использованы Лесковым, сейчас установить трудно, любопытен сам факт из взаимоотношений двух известных писателей.

Как видно, в эти годы художественную мысль Лескова по большей части питали только непосредственные жизненные впечатления, впоследствии же в неимоверном количестве Лесковым поглощались труды историков, мемуары и вообще всякая литература, сколько-нибудь связанная с разработкой очередного замысла.

Будущим исследователям творческой истории романа "На ножах" также нельзя будет пройти мимо другого весьма примечательного обстоятельства, опять-таки связанного с именем В. Крестовского. Связь старика Бодростйна с княгиней Вахтерминской во многом напоминает одну из сюжетных линии "Петербургских трущоб" (1864-1867) - отношения старшего Шадурского с баронессой фон Деринг. Как и у Крестовского, в романе Лескова волокитство престарелого селадона осложняется появлением внебрачного ребенка, вокруг которого развертывается интрига, грозящая старику разоблачением, привлечением к суду и другими неприятностями. В действительности в том и другом случае призванный к ответу "отец" лишь покрывает грехи молодого любовника, который, оставаясь в тени, обнаруживает также способность к подделке денежных бумаг - у Лескова, копируя при этом подпись богатого покровителя, у Крестовского - подделывая и другие документы. Эти персонажи в обоих романах ведут свое происхождение из Польши, имеют польские фамилии и относят себя к людям художественных профессий. Такая сюжетная близость не может быть случайным совпадением, а чем ее объяснить - заимствованием из "Петербургских трущоб" или обращением к общему источнику - какой-нибудь скандальной историйке, освещенной в прессе, еще надо решить. Есть и другой вариант объяснения. Поступки людей определенного социального положения Крестовский и Лесков оценивают по единой нравственной шкале, сквозь призму тех моральных оценок, которые свойственны в этот период как одному, так и. другому. В романе Лескова этот бульварный мотив "работает" в сюжете не хуже, чем в "Петербургских трущобах", и, используя его, Лесков преследует помимо разоблачительных и развлекательные пали. С этой любовной истории им снят накал подлинных страстей, которые сопутствуют, например, "роковой Ларисе" в обстоятельствах ее падения и двоемужества. Не случайно разноречивая в своих суждениях критика начала века признавала, что в романе "есть страницы, положительно увлекательные" {Амфитеатров А. Сочинения. - Т. XXII. - Спб., [Б. д.]. - С. 330. 2 Дело. - 1871. - э 6. - С. 175.}.

В небольшой по объему статье трудно в полной мере оценить значение романа, который долгое время преднамеренно замалчивался и обходился критикой. За ее пределами пока останутся параллели с антинигилистическими романами А. Ф. Писемского, В. В. Крестовского, В. П. Клюшникова, которые, возможно, не сблизят эти произведения с романом "На ножах", а идейно и художественно разведут их в разные стороны. Несмотря на отдельные присущие лесковскому произведению черты антинигилистического романа, в нем более самобытного лесковского, основанного на жизненном опыте писателя, чем традиционного для антинигилистической беллетристики. И современники Лескова, быть может, не так уж правы, сближая роман "На ножах" и "Бесы" (1870-1871) Ф. М. Достоевского до такой степени, что авторы этих двух произведений "слились в какой-то единый тип, в гомункула, родившегося в знаменитой чернильнице редактора "Московских ведомостей" {Достоевский Ф.М. Письма: В 2 т. - М., 1930. - Т. 2. - С. 320.}. Каждый из авторов действительно был увлечен проблемой идейных поисков и блужданий молодого поколения 1860-х, каждый размышлял о путях развития России после реформы, но в силу особенностей таланта и мировоззрения "злободневное" и "тенденциозное" преломилось в их романах по-разному. Достоевский исследует по материалам прессы (так как живет в это время за границей) реальный пласт русской жизни - деятельность тайного общества, прототипом которого стал нечаевский кружок. Его всерьез интересуют идеологические и организационные принципы общества, пропагандистская литература, мотивы убийства одного из его членов. В фокусе лесковского романа оказываются бывшие нигилисты, вышедшие из политической борьбы, но пытающиеся оставить за собой право на иные нравственные нормы, на особое общественное положение. "Общительность интересов рушилась, - пишет Лесков об этом кружке, - всякому предоставлялось вредить обществу по-своему". Достоевский, который прочел "На ножах" в период обдумывания замысла "Бесов", был глубоко разочарован разработкой темы нигилизма у Лескова. "Много вранья, много черт знает чего, точно на луне происходит, - раздраженно писал он критику А. Н. Майкову. - Нигилисты искажены до бездельничества..." {Лесков Н. С. Собр. соч. - Т. 10. - С. 283.}. К своему роману Достоевский приступил, только всесторонне изучив предмет, и его "Бесы" и по мысли, и художественно с лесковским "На ножах" не соизмеримы как явления разного идейного уровня и разных повествовательных манер.


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159  160  161  162  163  164  165 

Скачать полный текст (1631 Кб)
Перейти на страницу автора


Главная / Стихи / Проза / Биографии       Современные авторы - на серверах Стихи.ру и Проза.ру

TopList
Rambler's Top100
Rambler's Top100
© Русский литературный клуб. Все произведения, опубликованные на этом сервере, перешли в общественное достояние. Срок охраны авторских прав на них закончился и теперь они могут свободно копироваться в Интернете. Информация о сервере и контактные данные.