Главная / Стихи / Проза / Биографии

Поиск:
 

Классикару

Очерки бурсы (Николай Помяловский)


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33 


Учителя это сначала поразило, потом привело в раздумье, а наконец он печально поник головою. Долго он сидел, так долго, что ученики бросили показывать ему фиги и выставлять носы...

- Друзья, - заговорил учитель, очнувшись...

Господа, братцы, ученики, свинтусы, милые дети, поросята, черти и друзья захохотали...

- Послушайте же меня, добрые люди, - говорил Ливанов, совсем хмелея...

Лицо его покрылось пьяной печалью. Глаза стали влажны...

- Слушайте, слушайте!.. тише!.. - заговорили ученики.

В классе стихло...

- Я, братцы, несчастлив... Я женюсь... нет, не то: у меня есть невеста... опять не то: мне отказали... Мне не отказали... Нет, отказали... О черти!.. о псы!.. Не смеяться же!

Ученики, разумеется, хохотали. Пьяная слеза оросила пьяное лицо Ливанова... Он заплакал...

- Голубчики, - начал он, за меня никто не пойдет замуж, никто не пойдет...

Рыдать начал Ливанов.

- У меня рожа скверная, - говорил он, - пакостная рожа. Этакие рожи на улицу выбрасывают. Плюньте на меня, братцы: я гадок, братцы...

- Гадок, гадок, гадок, - подхватили бурсаки...

- Да, - отвечал их учитель, - да, да, да... Плюньте на меня... плюньте мне в рожу.

Ученики начинают плевать по направлению к нему.

- Так и надо... Спасибо, братцы, - говорит Ливанов, а сам рыдает...

У Ливанова была не рожа, а лицо, и притом довольно красивое, ему и не думала отказывать невеста, к которой он начал было свататься, напротив - он сам отказался от нее.

Спьяна Ливанов напустил на себя небывалое с ним горе. Со стороны посмотреть на него, так стало бы жалко, но для бурсаков он был _начальник_, и они не опустили случая потравить его.

- Братцы, - продолжал он, - я отхожу ко господу моему и к богу моему... Я вселюсь...

- Смазь ему, ребята! - крикнул Пушка.

- Что такое? - спросил Ливанов...

- Смазь...

- Что _суть_ смазь?

- А вот я сейчас покажу тебе, - отвечал Пушка, вставая с места...

- Не надо!.. сам знаю... Сиди, скотина... Убью!.. Ах вы, канальи!.. над учителем смеяться!.. а?.. - говорил Ливанов, приходя в себя... - Да я вас передеру всех... Розог!.. - крикнул он, совсем оправившись...

В классе стихло...

- Розог!

- Сейчас принесу, - отвечал секундатор.

- Живо!.. Я вам дам, мерзавцы!..

Хмель точно прошел в Ливанове. "Что за черт, - думали бурсаки, - неужели в другое естество перешел?" Но это была минутная реакция опьяненного состояния, после которого с большею силою продолжает действовать водка, и когда вернулся в класс секундатор, то он увидел Ливанова совершенно ошалевшим. Ливанов, стиснув зубы и поставив на стол кулак, смотрел на учеников безумными глазами...

- Розог, - сказал он однако, не забывая своего желания...

- Что Павел Алексеич? - отвечал секундатор, смекнув, как надо вести себя...

- Розог...

- Все люди происходят от Адама... - говорил ему секундатор...

- Так, - отвечал Ливанов, опять забываясь, - а роз...

- Добро зело, то есть чисто, прекрасно и безвредно...

- Не понимаю, - говорил Ливанов, уставясь на секундатора.

- Я родился в пятьдесят одиннадцатом году, не доходя, минувши Казанский собор...

- Ей-богу, не понимаю, - говорил Ливанов убедительно...

- Как же не понять-то? Ведь это написано у пророка Иеремии...

- Где?

- Под девятой сваей...

- Опять не понимаю...

- Очень просто: оттого-то и выходит, что числитель, будучи помножен на знаменатель, производит смертный грех...

- Ты говоришь: грех?

- Смертный грех...

- Ничего не понимаю...

- Всякое дыхание да хвалит...

- Что хвалит?.. скотина!.. винительного падежа нет в твоей речи!.. черт ты этакой!.. По какому вопросу познается винительный падеж?

- По вопросу "кого, что?".

- Так кого же хвалит? что хвалит? черт ты этакой, отвечай!

- Черта хвалит.

Ливанов посмотрел на него злобно...

- Ты это сериозно говоришь? - спросил он.

- Вот тебе крест.

Ученик перекрестился.

- Ты мне сказал "тебе"?

- Я, тебе, мне, мною, обо всех...

- Уйди!.. убью! - отвечал, озлившись, Ливанов, - прошу тебя, уйди!.. Я в пьяном виде не ручаюсь за себя...

- Он ушел, - говорит ученик...

- Он?. Что мне за дело до него?.. ты-то уйди!.. Черт же с тобой, скотина, - говорит опьяневший педагог, стуча по столу кулаком... - Не хочешь уйти? Так я же уйду... Я пьян... Я уйду...

Учитель после этих слов неожиданно встает со стула и направляется к двери. Его провожают хохотом, криком, визгом и лаем...

- Это все пустяки, - говорит он, - в жизни все пустяки, - и выходит на лестницу...

Лишь только он ступил на первую ступеньку, как тот же секундатор, следивший за ним, схватил его за ногу. Пьяный педагог полетел с лестницы вниз головою. Счастье его, что он не переломал себе ребер...

- Оступился, черт возьми, - говорил перепачканный учитель, вставая на площадке, у которой кончалась лестница...

Подле него уже очутился секундатор, дернувший его за ногу...

- Вы, кажется, замарались? - спрашивает он. - Позвольте, я вас почищу.

- Не надо, друг мой, вовсе не надо... Все пустяки...

Учитель наконец ушел домой.

Вот каков был Павел Алексеевич Ливанов в пьяном естестве.

Описанная нами сцена была в четверг. В субботу Ливанов явился в трезвом естестве. Ученики держали себя, как и Ливанов, иначе - прилично, разумеется прилично по-бурсацки. С Ливановым, когда естество его переменялось, из пьяного переходило в трезвое, шутить было опасно. Вообще Ливанов был не дурной человек, хотя как учитель не выдавался из среды своих товарищей; но по крайней мере он не запарывал своих учеников до отшибления затылка... Лобов, Долбежин и Батька были представителями террора педагогического, Краснов и Разумников - представителями прогрессивного бурсацизма, а Ливанов был какая-то помесь тех и других: иногда строг до лобнических размеров, иногда добр бестолково. Во всяком случае, не любили шутить с Ливановым, когда он был в трезвом естестве...

Карась не выходил на сцену, когда был пьян Ливанов, но сегодня, когда шутки с Ливановым были опасны, он решился на скандалы...

Хотя Карась сидел в Камчатке и заявил своему авдитору "нуль навеки", но он был все-таки довольно любознательная рыба. Вышел такой случай. Однажды от нечего делать Карась рвал арифметику Куминского; он в этом занятии прошел уже до деления. Тут его злодеяния вдруг прекратились. "Деление? - подумал он. - А ведь я знаю деление... А дальше что?.. Именованные числа... Это что за штука?.. Сначала узнаю, а потом раздеру..." Остановившись на такой мысли, он стал читать Куминского и без посторонних пособий понял именованные числа. "Дальше дроби - это что такое?" - сказал он. Понял он и дроби... Все это было пройдено им в три приема. Значит, когда захочет человек учиться, то можно обойтись и без розги. "Дальше что? десятичные дроби... Не хочу читать... Довольно". После этого он Куминского обратил в клочья. Задано было о "приведении дробей к одинаковому знаменателю", и хотя у Карася стоял в нотате нуль, однако он знал урок, приготовив его без всякого поощрения и принуждения гораздо ранее, чем требовалось...

Учитель вызвал к доске _Секиру_. Секира, несмотря на то, что был авдитор, путался...

- Дурак, - сказал ему Ливанов...

- Дурак и есть, - подтвердил Карась из Камчатки...

- Кто это говорит? - рассердившись, спросил Ливанов... Ему дерзким показался ответ Карася...

- Я, - отвечал Карась. - Помилуйте, Павел Алексеевич, не умеет привести к одному знаменателю: ну не дурак ли?

- Ах ты, скотина, - закричал Ливанов...

- Помилуйте же, Павел Алексеевич. Я сижу в Камчатке, значит, дурак из дураков, а все-таки "приведение знаменателей" знаю!

- Если же ты не сделаешь мне "приведения", я тебя запорю...

- Запорите...

- К доске!..

Карась вышел и отлично ответил урок...

- Ну, не правду ли я сказал, что дурак он? - говорил Карась, показывая на Секиру. - Даже я умею это сделать.

Ливанов подошел к Карасю и Секире.

- Дай мел, - сказал он Карасю...

- Извольте...

Взявши в руки мел, Ливанов сделал на лице Секиры крупный крест. Делая крест, он говорил:

- Пентюх, перепентюх, выпентюх!..

- Ну, дурак и есть, - подтверждал Карась...

После этого Карась отправился в Камчатку. Развлеченный на несколько минут своим ответом, он, однако скоро начал скучать. Пришла ему на мысль предстоявшая опасность неотпуска домой на святую. Злость на него нашла, которую он и выместил на грифельной доске, попавшей ему под руки. Сняв с краев ее боковые планки, он хотел обратить их в щепы, но, приложив палец ко лбу, сказал себе: "Подожди, дружище, тут выйдет скрипка". Из трех планок он сделал треугольник, к вершине его прикрепил четвертую, в треугольнике натянул веревочные струны, добыл из розог, лежавших в печке, по соседству его, прут, из которого смастерил смычок, и таким образом устроил нечто вроде цевницы... Это заняло его на время, но в голову его опять приходит мысль о пасхе. "Черти, - думал он, - неужели так-таки и не пустят на пасху?.. Лучше бы пересекли пополам! Сколько хочешь секи, мне все одно". - "Так ли?" - рефлектирует он. - "А вот попробуем". Карась берет свою цевницу и начинает водить по ней смычком, то есть розгой...

Раздается на весь класс страшный визг, произведенный Карасем для скандала.

- Кто это? - спрашивает изумленный учитель.

- Я это, - отвечает храбро Карась...

Визг был до того неожидан и неуместен, что учитель растерялся...

- Что это значит?

- Ничего не значит.

- Скотина...

Карась сел спокойно. Учителя поразил этот случай, и потому только он не отпорол Карася...

"Врешь, - думает между тем Карась, - ты меня отпорешь!" - и берет в свои руки цевницу...

Раздается еще сильнейший его визг...

Ливанов на этот раз вышел из себя. Он, озлобленный, бросается к Карасю. Карась же становится коленями на ребро парты...


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33 

Скачать полный текст (327 Кб)
Перейти на страницу автора


Главная / Стихи / Проза / Биографии       Современные авторы - на серверах Стихи.ру и Проза.ру

TopList
Rambler's Top100
Rambler's Top100
© Русский литературный клуб. Все произведения, опубликованные на этом сервере, перешли в общественное достояние. Срок охраны авторских прав на них закончился и теперь они могут свободно копироваться в Интернете. Информация о сервере и контактные данные.