Главная / Стихи / Проза / Биографии

Поиск:
 

Классикару

История одного города (Михаил Салтыков-Щедрин)


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40 


12) Б о р о д а в к и н, Василиск Семенович. Градоначальничество сие было самое продолжительное и самое блестящее. Предводительствовал в кам- пании против недоимщиков, причем спалил тридцать три деревни и, с по- мощью сих мер, взыскал недоимок два рубля с полтиною. Ввел в употребле- ние игру ламуш и прованское масло; замостил базарную площадь и засадил березками улицу, ведущую к присутственным местам; вновь ходатайствовал о заведении в Глупове академии, но, получив отказ, построил съезжий дом. Умер в 1798 году, на экзекуции, напутствуемый капитан-исправником.

13) Н е г о д я е в, Онуфрий Иванович, бывый гатчинский истопник. Размостил вымощенные предместниками его улицы и из добытого камня наст- роил монументов. Сменен в 1802 году за несогласие с Новосильцевым, Чар- торыйским и Строговым (знаменитый в свое время триумвират) насчет конс- титуций, в чем его и оправдали последствия.

14) М и к а л а д з е, князь, Ксаверий Георгиевич, черкашенин, пото- мок сладострастной княгини Тамары. Имел обольстительную наружность и был столь охоч до женского пола, что увеличил глуповское народонаселение почти вдвое. Оставил полезное по сему предмету руководство. Умер в 1814 году от истощения сил.

15) Б е н е в о л е н с к и й, Феофилакт Иринархович, статский совет- ник, товарищ Сперанского по семинарии. Был мудр и оказывал склонность к законодательству. Предсказал гласные суды и земство. Имел любовную связь с купчихою Распоповою, у которой, по субботам, едал пироги с начинкой. В свободное от занятий время сочинял для городских попов проповеди и пере- водил с латинского сочинения Фомы Кемпийского. Вновь ввел в употребле- ние, яко полезные, горчицу, лавровый лист и прованское масло. Первый об- ложил данью откуп, от коего и получал три тысячи рублей в год. В 1811 году, за потворство Бонапарту, был призван к ответу и сослан в заключе- ние.

16) П р ы щ, Иван Пантелеич. Оказался с фаршированной головой, в чем и уличен местным предводителем дворянства.

17) И в а н о в, статский советник, Никодим Осипович. Был столь мало- го роста, что не мог вмещать пространных законов. Умер в 1819 году от натуги, усиливаясь постичь некоторый сенатский указ.

18) Д ю Ш а р и о, виконт, Ангел Дорофеевич, французский выходец. Лю- бил рядиться в женское платье и лакомился лягушками. По рассмотрении, оказался девицею. Выслан в 1821 году за границу.

20) Г р у с т и л о в, Эраст Андреевич, статский советник. Друг Ка- рамзина. Отличался нежностью и чувствительностью сердца, любил пить чай в городской роще и не мог без слез видеть, как токуют тетерева. Оставил после себя несколько сочинений идиллического содержания и умер от мелан- холии в 1825 году. Дань с откупа возвысил до пяти тысяч рублей в год.

21) У г р ю м - Б у р ч е е в, бывый прохвост. Разрушил старый город и построил другой на новом месте.

22) П е р е х в а т - З а л и х в а т с к и й, Архистратиг Стратила- тович, майор. О сем умолчу. Въехал в Глупов на белом коне, сжег гимназию и упразднил науки.

ОРГАНЧИК6

В августе 1762 года в городе Глупове происходило необычное движение по случаю прибытия нового градоначальника, Дементия Варламовича Брудас- того. Жители ликовали; еще не видав в глаза вновь назначенного правите- ля, они уже рассказывали об нем анекдоты и называли его "красавчиком" и "умницей". Поздравляли друг друга с радостью, целовались, проливали сле- зы, заходили в кабаки, снова выходили из них и опять заходили. В порыве восторга вспомнились и старинные глуповские вольности. Лучшие граждане собрались перед соборной колокольней и, образовав всенародное вече, пот- рясали воздух восклицаниями: "Батюшка-то наш! красавчик-то наш! умни- ца-то наш!"

Явились даже опасные мечтатели. Руководимые не столько разумом, сколько движениями благородного сердца, они утверждали, что при новом градоначальнике процветет торговля, и что, под наблюдением квартальных надзирателей, возникнут науки и искусства. Не удержались и от сравнений. Вспомнили только что выехавшего из города старого градоначальника и на- ходили, что хотя он тоже был красавчик и умница, но что, за всем тем, новому правителю уже по тому одному должно быть отдано преимущество, что он новый. Одним словом, при этом случае, как и при других подобных, вполне выразились: и обычная глуповская восторженность, и обычное глу- повское легкомыслие.

Между тем новый градоначальник оказался молчалив и угрюм. Он приска- кал в Глупов, как говорится, во все лопатки (время было такое, что нельзя было терять ни одной минуты), и едва вломился в пределы городско- го выгона, как тут же, на самой границе, пересек уйму ямщиков. Но даже и это обстоятельство не охладило восторгов обывателей, потому что умы еще были полны воспоминаниями о недавних победах над турками, и все надея- лись, что новый градоначальник во второй раз возьмет приступом крепость Хотин.

Скоро, однако ж, обыватели убедились, что ликования и надежды их бы- ли, по малой мере, преждевременны и преувеличенны. Произошел обычный прием, и тут в первый раз в жизни пришлось глуповцам на деле изведать, каким горьким испытаниям может быть подвергнуто самое упорное на- чальстволюбие. Все на этом приеме совершилось как-то загадочно. Градона- чальник безмолвно обошел ряды чиновных архистратигов, сверкнул глазами, произнес: "Не потерплю!" - и скрылся в кабинет. Чиновники остолбенели; за ними остолбенели и обыватели.

Несмотря на непреоборимую твердость, глуповцы - народ изнеженный и до крайности набалованный. Они любят, чтоб у начальника на лице играла при- ветливая улыбка, чтобы из уст его, по временам, исходили любезные приба- утки, и недоумевают, когда уста эти только фыркают или издают загадочные звуки. Начальник может совершать всякие мероприятия, он может даже ника- ких мероприятий не совершать, но ежели он не будет при этом калякать, о имя его никогда не сделается популярным. Бывали градоначальники истинно мудрые, такие, которые не чужды были даже мысли о заведении в Глупове академии (таков, например, штатский советник Двоекуров, значащийся по "описи" под N 9), но так как они не обзывали глуповцев ни "братцами", ни "робятами", то имена их остались в забвении. Напротив того, бывали дру- гие, хотя и не то чтобы очень глупые - таких не бывало, - а такие, кото- рые делали дела средние, то есть секли и взыскивали недоимки, но так как они при этом всегда приговаривали что-нибудь любезное, то имена их не только были занесены на скрижали, но даже послужили предметом самых раз- нообразных устных легенд.

Так было и в настоящем случае. Как ни воспламенились сердца обывате- лей по случаю приезда нового начальника, но прием его значительно расхо- лодил их.

- Что ж это такое! - фыркнул - и затылок показал! нешто мы затылков не видали! а ты по душе с нами поговори! ты лаской-то, лаской-то прони- май! ты пригрозить-то пригрози, да потом и помилуй! - Так говорили глу- повцы, и со слезами припоминали, какие бывали у них прежде начальники, все приветливые, да добрые, да красавчики - и все-то в мундирах! Вспом- нили даже беглого грека Ламврокакиса (по "описи" под N 5), вспомнили, как приехал в 1756 году бригадир Баклан (по "описи" под N 6) и каким мо- лодцом он на первом же приеме выказал себя перед обывателями.

- Натиск, - сказал он, - и притом быстрота, снисходительность, и при- том строгость. И притом благоразумная твердость. Вот, милостивые госуда- ри, та цель или, точнее сказать, те пять целей, которых я, с Божьей по- мощью, надеюсь достигнуть при посредстве некоторых административных ме- роприятий, составляющих сущность или, лучше сказать, ядро обдуманного мною плана кампании!

И как он потом, ловко повернувшись на одном каблуке, обратился к го- родскому голове и присовокупил:

- А по праздникам будем есть у вас пироги!

- Так вот, сударь, как настоящие-то начальники принимали! - вздыхали глуповцы, - а этот что! фыркнул какую-то нелепость, да и был таков!

Увы! последующие события не только оправдали общественное мнение обы- вателей, но даже превзошли самые смелые их опасения. Новый градона- чальник заперся в своем кабинете, не ел, не пил и все что-то скреб пе- ром. По временам он выбегал в зал, кидал письмоводителю кипу исписанных листков, произносил: "Не потерплю!" - и вновь скрывался в кабинете. Нес- лыханная деятельность вдруг закипела во всех концах города; частные пристава поскакали; квартальные поскакали; заседатели поскакали; будоч- ники позабыли, что значит путем поесть, и с тех пор приобрели пагубную привычку хватать куски на лету. Хватают и ловят, секут и порют, описыва- ют и продают... А градоначальник все сидит и выскребает все новые и но- вые понуждения... Гул и треск проносятся из одного конца города в дру- гой, и над всем этим гвалтом, над всей этой сумятицей, словно крик хищ- ной птицы, царит зловещее: "Не потерплю!"

Глуповцы ужаснулись. Припомнили генеральное сечение ямщиков, и вдруг всех озарила мысль: а ну, как он этаким манером целый город выпорет! По- том стали соображать, какой смысл следует придавать слову "не потерплю!" - наконец, прибегли к истории Глупова, стали отыскивать в ней примеры спасительной градоначальнической строгости, нашли разнообразие изуми- тельное, но ни до чего подходящего все-таки не доискались.

- И хоть бы он делом сказывал, по скольку с души ему надобно! - бесе- довали между собой смущенные обыватели, - а то цыркает, да и на'-поди!

Глупов, беспечный, добродушно-веселый Глупов, приуныл. Нет более оживленных сходок за воротами домов, умолкло щелканье подсолнухов, нет игры в бабки! Улицы запустели, на площадях показались хищные звери. Люди только по нужде оставляли дома свои и, на мгновение показавши испуганные и изнуренные лица, тотчас же хоронились. Нечто подобное было, по словам старожилов, во времена тушинского царика, да еще при Бироне, когда гуля- щая девка, Танька Корявая, чуть-чуть не подвела всего города под экзеку- цию. Но даже и тогда было лучше; по крайней мере, тогда хоть что-нибудь понимали, а теперь чувствовали только страх, зловещий и безотчетный страх.


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40 

Скачать полный текст (395 Кб)
Перейти на страницу автора


Главная / Стихи / Проза / Биографии       Современные авторы - на серверах Стихи.ру и Проза.ру

TopList
Rambler's Top100
Rambler's Top100
© Русский литературный клуб. Все произведения, опубликованные на этом сервере, перешли в общественное достояние. Срок охраны авторских прав на них закончился и теперь они могут свободно копироваться в Интернете. Информация о сервере и контактные данные.