Главная / Стихи / Проза / Биографии

Поиск:
 

Классикару

Рудин (Иван Тургенев)


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 


- Я уже это, кажется, слышала от вас... Но позвольте спросить, какое отношение имеет ваша мысль о трех родах эгоистов к музыке, которую вы сейчас слышали?

- Никакого, да я и не слушал музыки.

- Ну, ты, батюшка, я вижу, неисправим, хоть брось, - возразила Дарья Михайловна, слегка искажая грибоедовский стих. - Что же вы любите, коли вам и музыка не нравится? литературу, что ли?

- Я литературу люблю, да только не нынешнюю.

- Почему?

- А вот почему. Я недавно переезжал через Оку на пароме с каким-то барином. Паром пристал к крутому месту: надо было втаскивать экипажи на руках. У барина была коляска претяжелая. Пока перевозчики надсаживались, втаскивая коляску на берег, барин так кряхтел, стоя на пароме, что даже жалко его становилось ... Вот, подумал я, новое применение системы разделения работ! Так и нынешняя литература: другие везут, дело делают, а она кряхтит.

Дарья Михайловна улыбнулась.

- И это называется воспроизведением современного быта, - продолжал неугомонный Пигасов, - глубоким сочувствием к общественным вопросам и еще как-то... Ох, уж эти мне громкие слова!

- А вот женщины, на которых вы так нападаете, - те по крайней мере не употребляют громких слов.

Пигасов пожал плечом.

- Не употребляют, потому что не умеют.

Дарья Михайловна слегка покраснела.

- Вы начинаете дерзости говорить, Африкан Семеныч! - заметила она с принужденной улыбкой.

Все затихло в комнате.

- Где это Золотоноша? - спросил вдруг один из мальчиков у Басистова.

- В Полтавской губернии, мой милейший, - подхватил Пигасов, - в самой Хохландии. (Он обрадовался случаю переменить разговор.) - Вот мы толковали о литературе, - продолжал он, - если б у меня были лишние деньги, я бы сейчас сделался малороссийским поэтом.

- Это что еще? хорош поэт!- возразила Дарья Михайловна, - разве вы знаете по-малороссийски?

- Нимало; да оно и не нужно.

- Как не нужно?

- Да так же, не нужно. Стоит только взять лист бумаги и написать наверху: "Дума"; потом начать так: "Гой, ты доля моя, доля!" или: "Седе казачино Наливайко на кургане!", а там: "По-пид горою, по-пид зелено'ю, грае, грае воропае, гоп! гоп!" или что-нибудь в этом роде. И дело в шляпе. Печатай и издавай. Малоросс прочтет, подопрет рукою щеку и непременно заплачет, - такая чувствительная душа!

- Помилуйте! - воскликнул Басистов. - Что вы это такое говорите? Это ни с чем не сообразно. Я жил в Малороссии, люблю ее и язык ее знаю... "грае, грае воропае" - совершенная бессмыслица.

- Может быть, а хохол все-таки заплачет. Вы говорите: язык... Да разве существует малороссийский язык? Я попросил раз одного хохла перевести следующую, первую попавшуюся мне фразу: "Грамматика есть искусство правильно читать и писать". Знаете, как он это перевел: "Храматыка е выскусьтво правыльно чытаты ы пысаты... " Что ж, это язык, по-вашему? самостоятельный язык? Да скорей, чем с этим согласиться, я готов позволить лучшего своего друга истолочь в ступе...

Басистов хотел возражать.

- Оставьте его, - промолвила Дарья Михайловна, - ведь вы знаете, от него, кроме парадоксов, ничего не услышишь.

Пигасов язвительно улыбнулся. Лакей вошел и доложил о приезде Александры Павловны и ее брата.

Дарья Михайловна встала навстречу гостям.

- Здравствуйте, Аlexandrine! - заговорила она, подходя к ней, - как вы умно сделали, что приехали... Здравствуйте, Сергей Павлыч!

Волынцев пожал Дарье Михайловне руку и подошел к Наталье Алексеевне.

- А что, этот барон, ваш новый знакомый, приедет сегодня? - спросил Пигасов.

- Да, приедет.

- Он, говорят, великий филозо'ф: так Гегелем и брызжет.

Дарья Михайловна ничего не отвечала, усадила Александру Павловну на кушетку и сама поместилась возле нее.

- Философия, - продолжал Пигасов, - высшая точка зрения! Вот еще смерть моя - эти высшие точки зрения. И что можно увидать сверху? Небось, коли захочешь лошадь купить, не с каланчи на нее смотреть станешь!

- Вам этот барон хотел привезти статью какую-то? - спросила Александра Павловна.

- Да, статью, - отвечала с преувеличенною небрежностью Дарья Михайловна, - об отношениях торговли к промышленности в России... Но не бой- тесь: мы ее здесь читать не станем... я вас не за тем позвала. Le baron est aussi aimable que savant4. И так хорошо говорит по-русски! C'est un vrai torrent... il vous entraine5.

––

4 Барон столь же любезен, как и учен (франц.).

5 Это настоящий поток... он так и увлекает вас (франц.).

- Так хорошо по-русски говорит, - проворчал Пигасов, - что заслуживает французской похвалы.

- Поворчите еще, Африкан Семеныч, поворчите... Это очень идет к вашей взъерошенной прическе... Однако что же он не едет? Знаете ли что, messieurs et mesdames, - прибавила Дарья Михайловна, взглянув кругом, - пойдемте в сад... До обеда еще около часу осталось, а погода славная...

Все общество поднялось и отправилось в сад.

Сад у Дарьи Михайловны доходил до самой реки. В нем было много старых липовых аллей, золотисто-темных и душистых, с изумрудными просветами по концам, много беседок из акаций и сирени.

Волынцев вместе с Натальей и m-lle Boncourt забрались в самую глушь сада. Волынцев шел рядом с Натальей и молчал. M-lle Boncourt следовала немного поодаль.

- Что же вы делали сегодня? - спросил, наконец, Волынцев, подергивая концы своих прекрасных темно-русых усов.

Он чертами лица очень походил на сестру; но в выражении их было меньше игры и жизни, и глаза его, красивые и ласковые, глядели как-то грустно.

- Да ничего, - отвечала Наталья, - слушала, как Пигасов бранится, вышивала по канве, читала.

- А что такое вы читали?

- Я читала... историю крестовых походов, - проговорила Наталья с небольшой запинкой.

Волынцев посмотрел на нее.

- А! - произнес он наконец, - это должно быть интересно.

Он сорвал ветку и начал вертеть ею по воздуху. Они прошли еще шагов двадцать.

- Что это за барон, с которым ваша матушка познакомилась? - спросил опять Волынцев.

- Камер-юнкер, приезжий; maman его очень хвалит.

- Ваша матушка способна увлекаться.

- Это доказывает, что она еще очень молода сердцем, - заметила Наталья.

- Да. Я скоро пришлю вам вашу лошадь. Она уже почти совсем выезжена. Мне хочется, чтобы она с места поднимала в галоп, и я этого добьюсь.

- Меrci... Однако мне совестно. Вы сами ее выезжаете ... это, говорят, очень трудно...

- Чтобы доставить вам малейшее удовольствие, вы знаете, Наталья Алексеевна, я готов... я... и не такие пустяки...

Волынцев замялся.

Наталья дружелюбно взглянула на него и еще раз сказала: merci.

- Вы знаете - продолжал Сергей Павлыч после долгого молчанья, - что нет такой вещи... Но к чему я это говорю! ведь вы все знаете.

В это мгновение в доме прозвенел колокол.

- Аh! la cloche du diner! - воскликнула m-lle Boncourt. - Rentrons.6

"Quel dommage, - подумала про себя старая француженка, взбираясь на ступеньки балкона вслед за Волынцевым и Натальей, - quel dommage que ce charmant garcon ait si peu de ressources dans la conversation..."7 - что по-русски можно так перевести: ты, мой милый, мил, но плох немножко.

––

6 Ах! звонят к обеду! Вернемся (франц.).

7 Какая жалость, что этот очаровательный молодой человек так ненаходчив в разговоре... (франц.).

Барон к обеду не приехал. Его прождали с полчаса.

Разговор за столом не клеился. Сергей Павлыч только посматривал на Наталью, возле которой сидел, и усердно наливал ей воды в стакан. Пандалевский тщетно старался занять соседку свою, Александру Павловну: он весь закипал сладостью, а она чуть не зевала.

Басистов катал шарики из хлеба и ни о чем не думал; даже Пигасов молчал и, когда Дарья Михайловна заметила ему, что он очень нелюбезен сегодня, угрюмо ответил: "Когда же я бываю любезным? Это не мое дело..." и, усмехнувшись горько, прибавил: "Потерпите маленько. Ведь я квас, du prostoi русский квас; а вот ваш камер-юнкер..."

- Браво! - воскликнула Дарья Михайловна. - Пигасов ревнует, заранее ревнует!

Но Пигасов ничего не ответил ей и только посмотрел исподлобья.

Пробило семь часов, и все опять собрались в гостиную.

- Видно, не будет, - сказала Дарья Михайловна.

Но вот раздался стук экипажа, небольшой тарантас въехал на двор, и через несколько мгновений лакей вошел в гостиную и подал Дарье Михайловне письмо на серебряном блюдечке. Она пробежала его до конца и, обратясь к лакею, спросила:

- А где же господин, который привез это письмо?

- В экипаже сидит-с. Прикажете принять-с?

- Проси.

Лакей вышел.

- Вообразите, какая досада, - продолжала Дарья Михайловна, - барон получил предписание тотчас вернуться в Петербург. Он прислал мне свою статью с одним господином Рудиным, своим приятелем. Барон хотел мне его представить - он очень его хвалил. Но как это досадно! я надеялась, что барон поживет здесь...

- Дмитрий Николаевич Рудин, - доложил лакей.

III

Вошел человек лет тридцати пяти, высокого роста, несколько сутуловатый, курчавый, смуглый, с лицом неправильным, но выразительным и умным, с жидким блеском в быстрых темно-синих глазах, с прямым широким носом и красиво очерченными губами. Платье на нем было не ново и узко, словно он из него вырос.

Он проворно подошел к Дарье Михайловне и, поклонясь коротким поклоном, сказал ей, что он давно желал иметь честь представиться ей и что приятель его, барон, очень сожалел о том, что не мог проститься лично.

Тонкий звук голоса Рудина не соответствовал его росту и его широкой груди.


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 

Скачать полный текст (241 Кб)
Перейти на страницу автора


Главная / Стихи / Проза / Биографии       Современные авторы - на серверах Стихи.ру и Проза.ру

TopList
Rambler's Top100
Rambler's Top100
© Русский литературный клуб. Все произведения, опубликованные на этом сервере, перешли в общественное достояние. Срок охраны авторских прав на них закончился и теперь они могут свободно копироваться в Интернете. Информация о сервере и контактные данные.