Главная / Стихи / Проза / Биографии

Поиск:
 

Классикару

Сказки и легенды (Влас Дорошевич)


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83 


Беотиец опять забежал вперед и поклонился.

Сократ улыбнулся, поклонился и продолжал прогулку.

Тогда беотиец снова забежал вперед и сказал:

- Привет тебе, мудрейший из смертных!

Сократ остановился, засмеялся глазами и сказал:

- Видел ли ты всех людей на свете?

- Н-нет!

- Раз ты их не видел, ты не мог и говорить со всеми людьми на свете. Не так ли?

- Совершенно верно.

- Почему же, в таком случае, ты знаешь, что я умнее всех людей на свете? Не осторожней ли было бы, с твоей стороны, сказать: "Мне кажется, что ты мудрейший из людей?"

- Да, пожалуй, так было бы благоразумнее.

- Но раз ты не знаешь, насколько умны другие люди на свете, такое мнение твое ни на чем не основано. Не так ли?

- Выходит, что так.

- Уверяют в чем-нибудь, не имея на то никаких оснований, или плуты, или глупцы. Не правда ли?

- Д-да!

- Хотел ли ты обмануть меня, говоря, что я мудрейший из людей?

- Значит, ты не плут. Кто же ты в таком случае? Реши сам!

"Однако!" - подумал беотиец и сказал:

- Что ж мне было делать, когда ты ничего не говоришь! На что роза, если она не пахнет, и мудрец, если он не говорит?

Сократ улыбнулся.

- Прекрасно. Скажи: свойственно ли коню ржать?

- Я думаю!

- А быку мычать?

- И еще как!

- Барану блеять?

- Ну, еще бы!

- Что же, конь беспрерывно ржет?

- Зачем же!

- И бык не мычит беспрерывно?

- Конечно, нет!

- Но, может быть, беспрерывно блеет хоть баран?

- Тоже нет!

- Видал ли ты, чтоб конь заржал при виде коровы?

- Не бывает.

- Или бык замычал при виде овцы, или баран заблеял при виде лошади?

- Нет, нет и нет! - весело отвечал беотиец.

- Не ржет ли конь при виде лошади?

- Разумеется.

- А бык при виде коровы?

- Это всякому известно.

- А баран не начинает ли блеять тогда, когда увидит овцу?

- Верно.

- Одним словом, мы можем сказать, что конь ржет, бык мычит и баран блеет только тогда, когда видит себе подобных?

- Почему ж не сказать? Можно сказать!

- И из того, что правилу этому одинаково подчиняются и конь, и бык, и баран, не должны ли мы заключить, что это закон природы?

- По-моему, должны.

- Скажи, мудрец станет ли идти против законов природы?

- Не думаю!

- И отлично делаешь. Теперь ответь мне на один вопрос.

- Хоть на тысячу тысяч!

- Не думаешь ли ты, что мудрецу так же свойственно говорить мудрые вещи, как коню ржать, быку мычать и барану блеять?

- Я так и думаю.

- Прекрасно! Если конь ржет, бык мычит, а баран блеет только при встрече с себе подобными, то, значит, и мудрец должен говорить только с подобными себе. Какое же основание, друг, я имел заговорить с тобою?

И посмотрев на него с любовью, Сократ пошел дальше.

- Пусть меня разорвет Цербер! - воскликнул Акселос.

- Чтобы человека два раза подряд заставили самого себя назвать дураком! Это может случиться только с беотийцем, да и то в Афинах!

Через мгновение он, однако, подумал:

"А мудрость, оказывается, вовсе не такая трудная вещь!"

И чтоб развлечься после неприятного разговора, пошел к гетерам.

Гетера Хризис лежала на окне своего дома, с накрашенным лицом, - чего требовало ее занятие, - и одетая в роскошные одежды, чего ее занятие не требовало вовсе.

- Иди смелее, красавец! - крикнула она Акселосу, когда тот остановился у ее порога.

Беотиец хитро улыбнулся.

- За что тебе платят деньги? - спросил он.

Гетера из окна оглядела его с удивлением с ног до головы.

- За то, что я женщина!

- Но не всем же женщинам платят деньги. Ты должна отвечать: за то, что я красива.

- Ну, за то, что я красива!

- Итак, в любви платят за красоту?

- Платят и за красоту...

- Стой, стой! Не отвлекайся! Иначе ничего не выйдет. Ты согласна: за красоту?

- Пусть будет по-твоему.

- Ты зовешь меня для любви?

- За чем же другим будет звать к себе гетера?

- Отвечай: да или нет?

- Да, да, да!

- И так как ты сама назвала меня красавцем, а в любви платят за красоту, то, значит, ты зовешь меня за тем, чтобы платить мне деньги!

Гетера расхохоталась так, что чуть не упала из окна. Беотиец глядел на нее, счастливо улыбаясь.

- Ну, вот, видишь теперь сама, что ты или мошенница, или дура!

- Что? Гетера вскочила.

- В Афинах оскорбляют женщину? И какую женщину?! Которая никому не доставила ничего, кроме удовольствия?! Слуги! Возьмите этого чужестранца, этого варвара, и киньте его куда-нибудь подальше от моего дома.

Два раба, нубийцы, с мускулами, которые, как толстые змеи, перевились у них на руках, схватили беотийца, отнесли на ближайший перекресток и кинули, как юноши кидают копье.

- Однако философия до добра не доводит! - подумал Акселос, поднимаясь и потирая локти, колени и лицо. И грустный пошел домой.

На следующий день он услышал на площади, что Сократ арестован, ночью его судили и присудили к смерти.

- Все за его философию!

- Однако я еще дешево отделался! - подумал беотиец, вспоминая о вчерашнем происшествии с гетерой.

И поспешил уехать в Фивы из города, где делаются такие странные вещи.

Друзья-фивяне собрались к нему в дом послушать чудес про Афины.

Он рассказывал им про величие Акрополя, мудрость ораторов и любезность афинских гетер.

- Но успел ли ты увидеть Сократа?

Акселос сделал печальное лицо.

- Друзья мои! Сократ беседовал со мною с последним перед тем, как его взяли, и прежде, чем умереть, пожелал научить меня своей мудрости!

Все глядели на него с благоговением.

- Ученик Сократа!

- Не знаю, как для кого, - но должен вам сказать, что мне это было совсем нетрудно. Я сразу понял все.

- Сократ знал, кого избрать!

- Акселос! - стали его просить со всех сторон с горящими глазами. - Передай и нам мудрость Сократа! Поговори, как Сократ!

Акселос поднял палец:

- Т-с! Друзья мои! Вы знаете, что сталось с Сократом? Вы хотели бы и для меня того же?

И все в ужасе переглянулись:

- Он, воистину, мудр!

С тех пор Акселос говорил только самые обыкновенные вещи, но все смотрели на него с благоговением.

- Если бы он захотел заговорить, как Сократ!

Но Эллада не для Сократов!

Слава о молчащем мудреце скоро распространилась по Фивам, по всей Беотни и по всей Греции. Отовсюду приезжали люди взглянуть на великого молчащего фиванского мудреца.

Он молчал, глядя с улыбкой на посетителей, и самым настойчивым, молившим его о слове, хоть об одном только слове мудрости, говорил только:

- Вспомните участь Сократа!

Создалось обыкновение. Всякий, кто где-нибудь слышал что-нибудь умное, думал: "Это сказал, наверное, Акселос".

И вскоре Греция была полна изречениями молчащего мудреца.

Их собирали и переписывали и задорого продавали:

- Изречения фиванского мудреца.

Фивы им гордились. И когда, спокойно достигнув глубокой старости, он умер, на его мавзолее написали:

Акселос, великий мудрец, ученик Сократа.

По этой эпитафии он попал в Элизий.

Сам Минос, почтительно поднявшись, указал дорогу туда его тени.

Там, в аллее из мирт, освещенной бледным, словно лунным, светом, тень беотийца Акселоса увидела среди бродивших по две, по три тени одинокую тень маленького, невзрачного человека.

- Привет тому, кто был Сократом! - сказал Акселос.

- Привет и тебе, судя по месту, где ты находишься, тень мудреца! - ответил Сократ. - Голос твой напоминает мне землю, и мне кажется, что я встречался с тобою в Афинах.

- Ну, как же! Ты встретился со мной под портиком Академии. В тот самый день, когда тебя взяли по приказанию архонтов. Помнишь?

Тень Сократа слабо улыбнулась, как улыбаются тени.

- Я помню и то, и другое. Но как же попала ты сюда, заблудившаяся тень?

- По надгробной эпитафии мудреца.

- Как называется тот счастливый город, который считал тебя мудрецом?

- Фивы.

- Но что ж ты говорил, что тебя считали мудрецом?

- Я молчал.

- Всю жизнь?

- Всю жизнь.

- Тогда понятно все! - сказала тень Сократа. - И дурак мудр, когда он молчит. Ты мудрый дурак!

И тень Акселоса гуляла по миртовым полям Элизия с полным правом.

ВДОВА ИЗ ЭФЕСА

(Сказка Петрония)

В городе Эфесе жила женщина такой красоты, что женщины говорили при встрече с ней:

- Да будет благословенна твоя мать, которая родила тебя такой прекрасной!

А мужчины богохульствовали:

- Что дремлешь ты там. Юпитер, около своей Юноны! Вот когда, вот когда тебе следовало бы превратиться в быка и украсить лоб грозными рогами, или принять вид белоснежного лебедя, или, - что, может быть, действительнее всего в мире, - осыпать золотым дождем эту новую Данаю.

Поднимем наш кубок в память Париса! Счастье, что не было на склоне горы Иды этой женщины из Эфеса, - тогда бы Парис имел против себя не двух, а трех богинь!

Она была замужем за знатным человеком, который скоро умер и оставил ее молодою вдовой. Она слышать не хотела об утешении.

Распустила по мраморным плечам свои светлые, - не крашеные, друзья, а настоящие светлые! - волосы и, раскрыв свою божественную грудь, царапала ее, словно грудь соперницы, борясь со своей красотой, как со врагом. Это было достойно слез. И Эфес плакал. Прекрасная вдова объявила:

- Заприте меня в той пещере, где вы похороните моего мужа, - и пусть я там умру от голода и горя.

И так как воля ее была непреклонна, то ее допустили в пещеру, где положили набальзамированное тело ее мужа, оставили ей только светильник и запас масла, чтобы она могла, оплакивая, видеть черты дорогого покойника, и завалили вход в пещеру большим камнем.

Никогда еще Афродите, матери любви, не приносилось столь огромной жертвы. Это были двойные похороны, друзья.

В то время, как трубы раздирали своим ревом воздух, возвещая смерть старика, флейты нежно оплакивали молодую жизнь. И все ушли.

Вдова осталась вдвоем с трупом.


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83 

Скачать полный текст (822 Кб)
Перейти на страницу автора


Главная / Стихи / Проза / Биографии       Современные авторы - на серверах Стихи.ру и Проза.ру

TopList
Rambler's Top100
Rambler's Top100
© Русский литературный клуб. Все произведения, опубликованные на этом сервере, перешли в общественное достояние. Срок охраны авторских прав на них закончился и теперь они могут свободно копироваться в Интернете. Информация о сервере и контактные данные.