Главная / Стихи / Проза / Биографии

Поиск:
 

Классикару

Блистающий мир (Александр Грин)


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33 


Он вздрогнул, замер, потом быстро подошел к ней, взял за руки и принудил встать. Тогда что-то тронулось в ее чертах мучительным и горьким теплом, но скрылось, как искра.

- Смотри же, - сказал Друд, схватывая ее талию. Ее сердце упало, стены двинулись, все повернулось прочь, и, быстро скользнув мимо, отрезал залу массивный очерк окна. - Смотри! - повторил Друд, крепко прижимая оцепеневшую девушку. - От этого ты уходишь!

Они были среди пышных кустов, - так показалось Руне; на деле же - среди вершин сада, которые вдруг понеслись вниз. Светало; гнев, холод и удивление заставили ее упереться руками в грудь Друда. Она едва не вырвалась, с странным удовольствием ожидая близкой и быстрой смерти, но Друд удержал ее.

- Дурочка! - сурово сказал он. - Ты могла бы рассматривать землю, как чашечку цветка, но вместо того хочешь быть только упрямой гусеницей!

Но шуткой не рассеял он тяжести и быстро пошел вниз, чувствуя, что услышит уже очень немногое.

- Если нет власти здесь, я буду внизу. - С этими словами Руна, оттолкнув Друда, коснулась земли, где, прислонясь к дереву, пересилила дрожь в ногах; затем, не оглядываясь, стала всходить по ступеням террасы. Друд был внизу, смотря вслед.

- Итак? - сказал он. Девушка обернулась.

- Все или ничего, - сказала она. - Я хочу власти.

- А я, - ответил Друд, - я хочу видеть во всяком зеркале только свое лицо; пусть утро простит тебя.

Он кивнул и исчез. Издалека свет загорался вверху, определяя смутный рисунок похолодевших аллей. Руна еще стояла там же, где остановилась, сказав: "Все". Но это "все" было вокруг нее, неотъемлемое, присущее человеку, чего не понимала она.

Свет выяснился, зажег цветы, позолотил щели занавесей и рассек сумеречную тишину роскошных зал густым блеском первого утреннего огня. Тогда, плача с неподвижным лицом, - медленно бегущие к углам рта крупные слезы казались росой, блещущей на гордом цветке, - девушка написала министру несколько строк, полных холодного, несколько виноватого равнодушия. И там значилось, в последней строке: "Я видела и узнала его. Нет ничего страшного. Не бойтесь; это - мечтатель".

XVI

Два мальчика росли и играли вместе, потом они выросли и расстались, а когда опять встретились - меж ними была целая жизнь.

Один из этих мальчиков, которого теперь мы называем Друд или "Двойная Звезда", проснувшись среди ночи, подошел к окну, дыша сырым ветром, полыхавшим из тьмы. Внизу, среди тусклого отсвета, рассеянного вокруг башни маяка ее огненной головой, вспыхивая зеленой пеной, текли к черной стене хлещущие свитки валов; вздымаясь у огромного ствола башни, они рушили к ее основанию ливни и водопады с силой пальбы. Во тьме красный или желтый огонь, застилая звезду, указывал движение парохода. Выли, стонали сирены, сообщая моменту оттенок безумия. По левой стороне тьмы светилась пыль огней далекого города.

Если есть боль, зрелище, отвлекая, делает боль неистовее, когда, сломав созерцание, душа вновь сосредоточится на ране своей. Друд отошел от окна. Его душа гнулась и ныла, как спина носильщика под еле-посильным грузом; он страдал, поэтому стал ходить, чтобы не прислушиваться к себе.

Стеббс, сторож Лисского маяка, покончив с фонарем, то есть наполнив лампы сурепным маслом, сошел в нижнее помещение.

- А! - сказал он. - Вы встали! Друд обернулся, встретив грустными глаза своего товарища детских игр.

- Ты печален, болен быть может? - сказал он, усаживая сторожа на кровать рядом с собой. - Ну, потолкуем как раньше.

- Как раньше? - повторил Стеббс с горестным ударением. - Раньше я садился и слушал, удивлялся, хохотал, проводил ночи без сна, во тьме, расписанной после рассказов ваших ярчайшими красками. Пора ужинать. - Он взял из утла дров и присел к камину, раздувая огонь.

Друд перешел к нему, чувствуя себя скверно и виновато. Заметив, что дрова надо поджигать снизу, он ловко установил поленья, и пламя разгорелось.

- Стеббс, - сказал он, - с того дня, как я лежал при смерти, а ты сидел возле меня и капал в ложку

сомнительное изобретение доктора Мармадука, прошло много времени, но было мало хороших минут. Давай делать хорошую минуту. Сядем и закурим, как прежде, индейскую трубку мира.

Сначала скажем про Стеббса, какой он был наружности. Стеббс был невелик ростом, длинноволос; волоса веером лежали на пыльном воротнике старенького мундира; разорванные штаны, из-под которых едва виднелись рыжие носки башмаков, мели своей бахромой пол. Худое лицо, все черты которого стремились вперед, имело острые пунцовые скулы; тщедушный, но широкоплечий, казалось, отразился он, став таким, в кривом зеркале, - из тех, что, подведи к ним верзилу, дают существо сплюснутое. Но у него были прекрасные собачьи глаза.

- Итак: "трубку мира"...

- Где она? - Притворяясь равнодушным, Стеббс медленно осмотрел полки и все углы помещения. - Нашел. Так давно не курил я ее, что из мундштука пахнет кислятиной. А какой табак?

- Возьми в жестяном ящике. Сядь рядом. Стой: не тронь спичек. Что это за книга? В углу?

- Это, - сказал Стеббс, - книжечка довольно серьезная; она сама упала туда. Друд взял книгу.

- "Искусство, как форма общественного движения", - громко прочел он и выдрал из сочинения пук страниц, приговаривая: - Книги этого рода хороши для всего, кроме своей прямой цели, - затем закурил текстом. Покурив, важно вручил он трубку молчавшему Стеббсу. Еще надутый, но уже с счастливой искрой в глазах, Стеббс стал расспрашивать о тюрьме.

- Приходил прокурор, - сказал Друд, смотря в огонь. - Он волновался; задал ряд нелепых вопросов. Я не отвечал; я выгнал его. Еще была... - Друд выпустил сложный клуб дыма. - В общем маяк все-таки хорош, Стеббс, но я завтра уйду.

- Опять, - печально заметил сторож.

- Есть причины, почему я должен развлечься. Веселья, веселья, Стеббс! Ты знаешь уже, какое веселье произошло в цирке. Такое же затеял я в разных местах земли, а ты о том будешь читать в газетах.

- Воображаю! - сказал Стеббс. - Я, в сущности, мало говорю, потому что привык; но, как вспомню, кто вы, подо мной словно загорится стул.

Друд сдвинул брови, улыбку спрятав в усы.

- Солнце не удивляет тебя? - спросил он очень серьезно. - А этот удар волны? А ты сам, когда с удивлением, как бы отразясь в глубине собственного же сердца, говоришь: "Я, я, я", - прислушиваешься к непостижимому мгновению этому и собираешь в дырочку твоего зрачка стомильный охват неба и моря, - тогда ты глупо и самодовольно спокоен?

- Ну, ладно, - возразил Стеббс. - А вот что скажите: не полюбили ли вы?

Он произнес эти слова с оттенком такой важной и наивной заботы, что Друд простил его проницательность.

- Едва ли ". - пробормотал он, толкая ногой полено. - Но контраст был разителен. Все дело в контрасте. Понял ты что-нибудь?

- Все! - с ужасом прошептал Стеббс. - Кофе готов.

- Довольно об этом; бросил ты писать стихи или нет?

- Нет, - сказал Стеббс с апломбом; глаза его блеснули живо и жадно. Не раз видел он себя в образе чугунного памятника, простирающим вещую руку над солнечной площадью. Но в малой его душе поэзия лежала ничком, ибо негде ей было повернуться. Так, град, рожденный электрическим вихрем, звонко стучит по тамбурину, но тупо по бочке. - Нет. В этом пункте мы разойдемся. Стихи мне стали даваться легче; есть прямо, - не скажу: гениальные, но замечательные строки.

Лишь он заговорил о стихах (писать которые мог по нескольку раз в день), с уверенностью, что Друд дразнит его, - так были очевидны Стеббсу их мифические достоинства, - как его скулы замалиновели, голос зазвенел, а руки, вонзясь в волосы, откинули их вверх страшным кустом.

- Хотите, я прочитаю "Телеграфиста из преисподней"?

- Представь - да, - смеясь, кивнул Друд, - да, и как можно скорее.

С довольным видом Стеббс выгрузил из сундука кипу тетрадей. Перелистывая их, он бормотал: - "Ну... это не отделано...", "в первоначальной редакции", "здесь - недурно", - и тому подобные фразы, имеющие значение приступа. Наконец, он остановился на рукописи, пестрой от клякс.

- Слушайте! - сказал Стеббс.

- Слушаю! - сказал Друд. Сторож заголосил нараспев:

В ветро-весеннем зное,

Облачись облаком белым,

Покину царство земное

И в подземное сойду смело.

Там - Ад. Там горят свечи

Из человечьего жира;

Живуча там память о встрече

С существом из другого мира.

На моей рыдающей лире

Депешу с берегов Стикса

Шлю тем, кто в подлунном, мире

Ищет огневейного Икса.

Гремя подземным раскатом.

Демон...

- Теперь, - сказал Друд, - почитай другое. Стеббс послушно остановился.

- Знаю, - кротко заметил он, - вам эта форма не нравится, а только теперь все пишут так. Какое же ваше впечатление?

- Никакого.

- Как? Совсем никакого впечатления?

- Да, то есть - в том смысле, какого ты жаждешь. Ты волнуешься, как влюбленный глухонемой. Твои стихи, подобно тупой пиле, дергают душу, не разделяя ее. Творить - это, ведь, - разделять, вводя свое в массу чужой души. Смотри: читая Мериме, я уже не выну Кармен из ее сверкающего гнезда; оно образовалось неизгладимо; художник рассек душу, вставив алмаз. Чем он успел в том? Тем, что собрал все моей души, подобное этому стремительному гордому образу, хотя бы это все заключалось в мелькании взглядов, рассеянных среди толп, музыкальных воспоминаниях, резьбе орнамента, пейзаже, настроении или сне, - лишь бы подобно было цыганке Кармен качеством впечатления. Из крошек пекут хлеб. Из песчинок наливается виноград.


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33 

Скачать полный текст (320 Кб)
Перейти на страницу автора


Главная / Стихи / Проза / Биографии       Современные авторы - на серверах Стихи.ру и Проза.ру

TopList
Rambler's Top100
Rambler's Top100
© Русский литературный клуб. Все произведения, опубликованные на этом сервере, перешли в общественное достояние. Срок охраны авторских прав на них закончился и теперь они могут свободно копироваться в Интернете. Информация о сервере и контактные данные.