Главная / Стихи / Проза / Биографии

Поиск:
 

Классикару

Блистающий мир (Александр Грин)


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33 


- Краснею ли я? - думала она вслух.

- Так это твой соя? - спросил Друд так особенно, как звучат голоса во сне.

- Ну да, сон, - беззаботно твердила девушка, держа его руку и смотря на налетающее окно, - сон, - повторила она, подняв голову, чтобы рассмотреть кирпичную кладку. Окно охватило их и перебросилось взад.

- Сон, - растирая глаза, сказала, топнув ногой, Тави - Друд уже опустил ее. Отекшие ноги заставили ее опереться на стол, и от движения, звякнув, жестяная кружка перекатилась по плите пола. Стеббс, молча, поднял ее, светясь и улыбаясь всем своим существом.

Она вздрогнула, выпрямилась и перевела взгляд со Стеббса на Друда; отступила, волнуясь, взяла кружку и бросила вновь, прислушиваясь, как звякнула жесть. Неразложимый на призраки голос предмета открыл истину.

- Это не сон, - медленно выговорила, садясь и складывая руки, девушка; сверкнуло все и раздалось в ней чудным ударом.

Друд посмотрел на Стеббса, сказав рукой, что надо уйти. Тави, сжав руки, переступила шага два ближе, так что Друд был с ней теперь рядом.

- Посмотрите на меня долго! Он посмотрел с тем выражением, желание какого угадал в ней, - покорно и просто.

- Теперь не смотрите на меня.

- Бог с тобой, я не смотрю, - взволнованно проговорил Друд, - сядь и овладей сердцем своим. В себе ты найдешь все.

- Не трогайте, не разговорите меня, - чуть слышно сказала Тави. - Иначе что-то спутается...

Но не по силам было ей происшедшее во всем размахе его. Она встрепенулась.

- Очень много всего, - сказала Тави, взглядывая на Друда с бледным и тяжелым лицом.

Факты были сильнее ее, и она не могла одолеть их ни рассуждением, ни волнением; так резко жизнь бросила ее на другой берег, с которого прежний виден только в тумане, а этот поразителен, но молчит.

- Еще болят руки, так стиснул меня солдат. Спрашивается - за что?

- За тобой следили, думая, что узнают, где найти Друда. Мы перекинулись словами, когда мои колокольчики были еще потехой, когда ты славным сердцем своим встала на защиту осмеянного. Поэтому за тобой шел, а потом ехал приличный человек с умным лицом. Меня зовут Друд - ты слышала обо мне?

С ее лица не сходила задумчивость и покорность, а взгляд, блуждая с тихой рассеянностью, был полон тени, - он не играл, не блестел. Ее впечатления остановились, застилая сознание огромным слепым пятном, и Друд понимал это, но не тревожился.

- Нет, не слышала, - сказала, по-прежнему безучастно, девушка, - а вы кто?

- Я человек, такой же, как ты. Я хочу, чтобы тебе было покойно.

- Мне покойно. Мне хорошо с вами. Здесь так хорошо сидеть. А это - что? - Тави слабо повела рукой. - Ведь это - старинный замок?

- Это маяк, Тави; но он, а также все приюты мои, - их много, - для тебя замки и будут замками. Все это для тебя и тебе.

Она подумала, потом улыбнулась.

- Вот как! Но что же... что же ... чем же я отличилась?

- Наверное, тем, что ты сама не знаешь этого. Но я шел, а ты остановила меня. Правда, немного прошло времени, однако пора мне заботиться о тебе и с открытым сердцем слушать тебя. Мы, одинокие среди множества нам подобных, живем по другим законам. Час, год, пять или десять лет - не все ли равно? Ошибался и я, но научился не ошибаться. Я зову тебя, девушка, сердце родное мне, идти со мной в мир недоступный, может быть, всем. Там тихо и ослепительно. Но тяжело одному сердцу отражать блеск этот; он делается как блеск льда. Будешь ли ты со мной топить лед?

- Я все скажу ...Я скажу все; но я сейчас не могу. - Она дышала слабо и тихо; ее взгляд был странно покоен; временами она шептала про себя или покачивала головой. - Я ведь нетребовательна; мне все равно; мне только чтобы не было горести.

- Тави, - сказал Друд так громко, что кровь вернулась к ее лицу, - Тави, очнись.

Она посмотрела на свои руки, провела пальцами по глазам.

- Разве я сплю?! Но верно, - все в тумане кругом. - Что это? что со мной? Очните меня!

Он положил руку на ее голову, потом погладил, как разволновавшегося ребенка.

- Сейчас ты станешь сама собой, Тави; туман рассеется, и все будет ни чудесным, ни странным; все просто, когда двое думают об одном. Смотри, - стол; на нем хлеб, яичница, кофейник и чашки; в помещении этом живет смотритель маяка, Стеббс; плохой поэт, но хороший друг. Он, правда, друг мне, и я это ценю. Здесь родился и твой образ - год назад, ночью, когда играли мы на стеклянной арфе из пузырьков; а потом я уже видел тебя всегда, пока не нашел. Вот и все; такое же, как и у других, и люди такие же. Только одному из них - мне - суждено было не знать ни расстояний, ни высоты; во всем остальном значительно уступаю я Стеббсу; он и сильнее, и проворнее, а также отлично ныряет, чему я не могу научиться, а потому иногда завидую. Хочешь, я позову Стеббса?

- Хочу. - Она взглянула снизу на стоящего перед ней Друда, потом схватила его руку своими обеими ручками и, зажмурясь, крепко потрясла ее, натужив лицо; открыла глаза и рассмеялась смехом, полным тихого удовлетворения. - Вы еще мне много покажете?

- Довольно, чтобы тебе не было никогда скучно. Стеббс!

Он стал звать, открыв дверь.

- Иду, иду! - сказал Стеббс с лестницы, где стоял, ожидая зова. Он был причесан, был вымыт, и, хотя дело происходило ночью, его брюки были отчищены бензином и мылом.

- Как хорошо! - сказал он. - Какая отличная ночь! Не хочется оторвать глаз от звездных миров, и я рассматривал их ". Что вы сказали?

- Стеббс, - перебил его Друд, - сядь; второй раз мы прощаемся с тобой так внезапно. Но со мной жизнь, которую я искал, и ей нужен глубокий отдых. Есть также сведения о маяке у тех, кого мы не любим. Поэтому я не задержусь, только поем. Но ты будешь извещен скоро и явишься навсегда.

- Спасибо, Гора, - сказал Стеббс. - Как зовут нового Друга?

Друд засмеялся: - "Великий маленький друг", - зовут его, - "Тави" зовут ее, "Быстрый ручей", "Пленительный звон"...

- Да, нас четырнадцать, - прибавила Тави, - но не все пересчитаны. Остальных, впрочем, вы знаете... А это правда, я - друг вам, друг, но только ведь навсегда?!

- Он знает это. Он - Гора, - сказал Стеббс, наполняя тарелку девушки. Но она не могла есть, лишь выпила, торопясь, кофе и снова стала смотреть поочередно на Друда и Стеббса, в то время как Стеббс спрашивал, куда отправится теперь Друд. Его мучило любопытство. Девушка была не совсем в его вкусе, но Друд принес и берег ее, поэтому Стеббс рассматривал Тави с недоумением почтальона, вскрывшего шифрованное письмо. Но ему было суждено привыкнуть и привязаться к ней очень скоро, - гораздо скорее, чем думал в эту минуту он, мысленно сопоставлявший всегда с Друдом Венеру Тангейзера, какой изображена она на полотне, меньше - Диану, еще меньше -

Психею; его психологическое разочарование было все же приятным.

Любопытный как коза, Стеббс остерегся однако спрашивать о событиях, зная вперед, что не получит ответа, так как никогда Друд не торопился открывать душу тем, кто не теперь тронул ее. Но он сказал все же немного: - Ты будешь думать, что я ее спас, как узнаешь впоследствии, что было; нет, - она спасение носила в груди своей. Мы шли по одной дороге, я догнал, и она обернулась, и так пойдем вместе теперь.

Затем он встал, принес большое одеяло и подошел к девушке, говоря: - Не будем медлить, здесь не место засиживаться, воспользуемся темнотой и этим отдыхом, чтобы продолжать путь. Утром не будет уже загадок тебе, я скажу все, но дома. Да, у меня есть дом, Тави, и не один; есть также много друзей, на которых я могу положиться, как на себя. Не бойся ничего. Время принесет нам и простоту, и легкость, и один взгляд на все, и много хороших дней. Тогда эту резкую ночь мы вспомним, как утешение.

Красная, как пион, с отважными слезами в глазах, Тави скрестила руки, и Друд плотно укутал ее, обвязав, чтобы не свалилось одеяло, вязаным шарфом Стеббса. Теперь имела она забавный вид и чувствовала это, слегка шевеля руками, чтобы ощутить взрослость.

- Все гудит внутри, - призналась она, - о-о! сердце стучит, руки холодные. Каково это - быть птицей?! А?

Все трое враз начали хохотать до боли в боках, до спазм, так что нельзя было ничего сказать, а можно только трясти руками. Тут, более от страха, чем от естественной живости, на Тави напало озорство, и она стала покачиваться, приговаривая: - Сезам, Сезам, отворись! Избушка на курьих ножках, стань к лесу задом, а ко мне передом! - С нежностью и тревогой посмотрел на нее Друд. - О, не сердитесь, милый! - пламенно вскричала она, пытаясь протянуть руки, - не сердитесь, поймите меня!

- Как же сердиться, - сказал Друд, - когда стало светло? Нет. - Он застегнул пояс, накрыл голову и махнул рукой Стеббсу. - Я тороплюсь. Сколько раз прощался уже я с тобой, но все-таки мы встречаемся и будем встречаться. Не грусти.

Он подошел к Тави; невольно отступила она, обмерла и очнулась, когда Друд легко поднял ее. Но уже двинулось кругом все, подобно обвалу; замораживая и щекоча, от самых ног поднялся к сердцу лед, пространство раздалось, гул сказки покрыл ропот далекой, внизу, воды, и ветер застрял в ушах.

- Тави? - вопросительно сказал Друд, чувствуя, что он вновь равен для нее летящей стремглав ночи, что он - Гора.

- Ау! - слабо выскочило из одеяла. Но тотчас с восторгом освободила и подняла она голову, крича, как глухому: - Что это светится там, внизу? Это гнилые балки, дерево гниет, светится, вот это что! И пусть никто не поверит, что можно жить так, пусть даже и не знает никто! Теперь не отделить меня от вас, как носик от чайника. Это так в песне поется... - Она оборвала, но сквозь зубы взволнованно и сердито окончила: - "Ты мне муж будешь, а я буду твоя жена", - а перед тем так: "Если меня не забудешь, как волну забывает волна ... та-та-та-та-та-та-та-та будешь и... та-та-та, та-та-та .... жена".


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33 

Скачать полный текст (320 Кб)
Перейти на страницу автора


Главная / Стихи / Проза / Биографии       Современные авторы - на серверах Стихи.ру и Проза.ру

TopList
Rambler's Top100
Rambler's Top100
© Русский литературный клуб. Все произведения, опубликованные на этом сервере, перешли в общественное достояние. Срок охраны авторских прав на них закончился и теперь они могут свободно копироваться в Интернете. Информация о сервере и контактные данные.