Главная / Стихи / Проза / Биографии

Поиск:
 

Классикару

Чужая жена и муж под кроватью (Федор Достоевский)


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8 


- Послушайте, если вы будете так продолжать, то я должен буду признаться, что вы-то и есть колпак! то есть знаете кто?

- То есть вы хотите сказать, что я муж! - сказал господин в енотах, как будто кипятком обваренный, отступая назад.

- Тсс! молчать! слышите..

- Это она.

- Нет!

- Фу, как темно!

Все затихло; в квартире Бобыницына послышался шум.

- За что нам ссориться, милостивый государь? - прошептал господин в енотах.

- Да вы же, черт возьми, сами обиделись!

- Но вы меня вывели из последних границ.

- Молчите!

- Согласитесь, что вы еще очень молодой человек...

- Мол-чите же!

- Конечно, я согласен с вашей идеей, что муж в таком положении - колпак.

- Да замолчите ли вы? о!..

- Но к чему же такое озлобленное преследование несчастного мужа?..

- Это она!

Но шум в это время умолк.

- Она! она! она! Да вы-то, вы-то из чего хлопочете! ведь не ваша беда!

- Милостивый государь, милостивый государь! - бормотал господин в енотах, бледнея и всхлипывая. - Я, конечно, в расстройстве... вы достаточно видели мое унижение; но теперь ночь, конечно, но завтра... впрочем, мы, верно, не встретимся завтра, хотя я и не боюсь встретиться с вами, - и это, впрочем, не я, это мой приятель, который на Вознесенском мосту; право, он! Это его жена, это чужая жена! Несчастный человек! уверяю вас. Я с ним знаком хорошо; позвольте, я вам все расскажу. Я с ним друг, как вы можете видеть, ибо не стал бы я так теперь из-за него сокрушаться, - сами видите; я же несколько раз ему говорил: зачем ты женишься, милый друг? звание есть у тебя, достаток есть у тебя, почтенный ты человек, что ж менять это все на прихоть кокетства! Согласитесь! Нет, женюсь, говорит: семейное счастие... Вот и семейное счастие! Сначала сам мужей обманывал, а теперь и пьет чашу... вы извините меня, но это объяснение было вынуждено необходимостию!.. Он несчастный человек и пьет чашу - вот!.. - Тут господин в енотах так всхлипнул, как будто зарыдал не на шутку.

- А черт бы взял их всех! Мало ли дураков! Да вы кто такой?

Молодой человек скрежетал зубами от бешенства.

- Ну, уж после этого, согласитесь сами... я был с вами благороден и откровенен.. этакой тон!

- Нет, позвольте, вы меня извините... как ваша фамилия?

- Нет, зачем же фамилия?

- А!!

- Мне нельзя сказать фамилию...

- Шабрина знаете? - быстро сказал молодой человек.

- Шабрин!!!

- Да, Шабрин! А!!! (Тут господин в бекеше несколько поддразнил господина в енотах.) Поняли дело?

- Нет-с, какой же Шабрин! - отвечал оторопевший господин в енотах, - совсем не Шабрин; он почтенный человек! Извиняю вашу невежливость мучениями ревности.

- Мошенник он, продажная душа, взяточник, плут, казну обворовал! Его скоро под суд отдадут!

- Извините, - говорил господин в енотах, бледнея, - вы его не знаете; совершенно, как я вижу, он вам неизвестен.

- Да, в лицо-то не знаю, а из других очень близких ему источников знаю.

- Милостивый государь, из какие источников? Я в расстройстве, вы видите...

- Дурак! ревнивец! за женой не усмотрит! Вот он какой, коль приятно вам знать!

- Извините, вы в ожесточенном заблуждении, молодой человек...

- Ах!

- Ах!

В квартире Бобыницына послышался шум. Стали отворять дверь. Послышались голоса.

- Ах, это не она, не она! Я узнаю ее голос; я теперь узнал все, это не она! - сказал господин в енотах, побледнев как платок .

- Молчать!

Молодой человек прислонился к стене.

- Милостивый государь, я бегу: это не она, я очень рад.

- Ну, ну! ступайте, ступайте!

- А чего ж вы стоите?

- А вы-то чего?

Дверь отворилась, и господин в енотах, не выдержав, стремглав покатился с лестницы.

Мимо молодого человека прошли мужчина и женщина, и сердце его замерло... Послышался знакомый женский голос, и потом сиплый мужской, но совсем незнакомый.

- Ничего, я прикажу сани подать, - говорил сиплый голос.

- Ах! ну, ну, согласна; ну, прикажите...

- Они там, сейчас.

Дама осталась одна.

- Глафира! где твои клятвы? - вскричал молодой человек в бекеше, хватая за руку даму.

- Ай, кто это? Это вы, Творогов? Боже мой! что вы делаете?

- С кем вы здесь были?

- Но это мой муж, уйдите, уйдите, он сейчас выйдет оттуда... от Половицыных; уйдите, ради бога, уйдите.

- Половицыны три недели как переехали! Я все знаю!

- Ай! - Дама бросилась на крыльцо. Молодой человек догнал ее.

- Кто вам сказал? - спросила дама.

- Муж ваш, сударыня, Иван Андреич; он здесь, он перед вами, сударыня...

Иван Андреич действительно стоял у крыльца.

- Ай, это вы? - закричал господин в енотовой шубе.

- А! c'est vous? - закричала Глафира Петровна, с неподдельною неподдельною радостью бросаясь к нему, - боже! что со мной было! Я была у Половицыных; можешь себе представить... ты знаешь, что они теперь у Измайловского моста; я говорила тебе, помнишь? Я взяла сани оттудова. Лошади взбесились, понесли, разбили сани, и я упала отсюда во ста шагах; кучера взяли; я была вне себя. К счастию, monsieur Творогов...

- Как?

M-r Творогов походил более на окаменелость, чем на m-r Творогова.

- Monsieur Творогов увидал меня здесь и взялся проводить; но теперь ты здесь, и я могу вам только изъявить мою жаркую благодарность, Иван Ильич...

Дама подала руку остолбенелому Ивану Ильичу и почти ущипнула, а не сжала ее.

- Monsieur Творогов! мой знакомый; на бале у Скорлуповых имели удовольствие видеться: я, кажется, говорила тебе? Неужели ты не помнишь, коко?

- Ах, конечно, конечно! ах, помню! - заговорил господин в енотовой шубе, которого называли коко. - Очень приятно, очень приятно.

И он жарко пожал руку господину Творогову.

- Это с кем? Что же это значит? Я жду... - раздался сиплый голос.

Перед группой стоял господин бесконечного роста; он вынул лорнет и внимательно посмотрел на господина в енотовой шубе.

- Ах, monsieur Бобыницын! - защебетала дама. - Откудова? вот встреча! Представьте, меня тотчас разбили лошади... но вот мой муж! Jеаn! Monsieur Бобыницын,на бале у Карповых...

- Ах, очень, очень, очень приятно!.. Но я сейчас возьму карету, мой друг.

- Возьми, Jеаn, возьми: я вся в испуге; я дрожу; со мной даже дурно... Сегодня в маскараде, - шепнула она Творогову... - Прощайте, прощайте, господин Бобыницын! мы, верно, встретимся завтра на бале у Карповых...

- Нет, извините, я завтра не буду; я уж завтра того, коль теперь не так... - Господин Бобыницын проворчал что-то еще сквозь зубы, шаркнул сапожищем, сел в свои сани и уехал.

Подъехала карета; дама села в нее. Господин в енотовой шубе остановился; казалось, он не в силах был сделать движения и бессмысленно смотрел на господина в бекеше. Господин в бекеше улыбался довольно неостроумно.

- Я не знаю...

- Извините, очень рад быть знакомым, - отвечал молодой человек, кланяясь с любопытством и немного сробев.

- Очень, очень рад...

- У вас, кажется, свалилась калоша...

- У меня? Ах да! благодарю, благодарю; хочу все завести резинные...

- В резинных нога как будто потеет-с, - сказал молодой человек, по-видимому с безграничным участием.

- Jеаn! да скоро ли ты?

- Именно потеет. Сейчас, сейчас, душенька, вот разговор интересный! Именно, как вы изволили заметить, потеет нога... Впрочем, извините, я...

- Помилуйте-с.

- Очень, очень, очень рад познакомиться...

Господин в енотах сел в карету; карета тронулась; молодой человек все еще стоял на месте, в изумлении провожая ее глазами.

II

На другой же вечер шло какое-то представление в Итальянской опере. Иван Андреевич ворвался в залу как бомба. Еще никогда не замечали в нем такого furore, такой страсти к музыке. По крайней мере положительно знали, что Иван Андреевич чрезвычайно любил всхрапнуть часок-другой в Итальянской опере; даже отзывался несколько раз, что оно и приятно, и сладко. "Да и примадонна-то тебе, - говаривал он друзьям, - мяукает, словно беленькая кошечка, колыбельную песенку". Но он это уже давно что-то говаривал, еще в прошлый сезон; а теперь, увы! Иван Андреевич и дома не спит по ночам. Однако ж он все-таки ворвался как бомба в залу, набитую битком. Даже капельдинер взглянул на него как-то подозрительно и тут же накосился глазом на его боковой карман, в полной надежде увидеть ручку припрятанного на всякий случай кинжала. Нужно заметить, что в то время процветали две партии и каждая стояла за свою примадонну. Одни назывались ***зисты, другие ***нисты. Обе партии до того любили музыку, что капельдинеры наконец решительно стали опасаться какого-нибудь очень решительного проявления любви ко всему прекрасному и высокому, совмещавшемуся в двух примадоннах. Вот почему, смотря на такой юношеский порыв в залу театра даже седовласого старца, хотя, впрочем, не совсем седовласого, а так, около пятидесяти лет, плешивенького, и вообще человека с виду солидного свойства, капельдинер невольно вспомнил высокие слова Гамлета, датского принца:

Когда уж старость падает так страшно,

Что ж юность? и т. д. и, как было сказано выше, накосился на боковой карман фрака, в надежде увидеть кинжал. Но там был только один бумажник, и более ничего.

Влетев в театр, Иван Андреевич мигом облетел взглядом все ложи второго яруса, и - о ужас! сердце его замерло: она была здесь! она сидела в ложе! Тут был и генерал Половицын с супругою и свояченицею; тут был и адъютант генерала - чрезвычайно ловкий молодой человек; тут был еще один статский... Иван Андреевич напряг все внимание, всю остроту зрения, но - о, ужас! статский человек предательски спрятался за адъютанта и остался во мраке неизвестности.

Она была здесь, а между тем сказала, что будет вовсе не здесь! Вот эта-то двойственность, проявлявшаяся с некоторого времени на каждом шагу Глафиры Петровны, и убивала Ивана Андреевича. Вот этот-то статский юноша и поверг его, наконец, в совершенное отчаяние. Он опустился в кресла совсем пораженный. Отчего бы, кажется? Случай очень простой...


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8 

Скачать полный текст (76 Кб)
Перейти на страницу автора


Главная / Стихи / Проза / Биографии       Современные авторы - на серверах Стихи.ру и Проза.ру

TopList
Rambler's Top100
Rambler's Top100
© Русский литературный клуб. Все произведения, опубликованные на этом сервере, перешли в общественное достояние. Срок охраны авторских прав на них закончился и теперь они могут свободно копироваться в Интернете. Информация о сервере и контактные данные.