Главная / Стихи / Проза / Биографии

Поиск:
 

Классикару

Свои люди -- сочтемся. (Александр Островский)


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 


торговец, и смотри да казнись, хлопай глазами-то. Вот я и думаю, Лазарь,

предложить кредиторам-то такую статью: не возьмут ли они у меня копеек по

двадцати пяти за рубль. Как ты думаешь?

Подхалюзин. А уж по мне, Самсон Силыч, коли платить по двадцати пяти,

так пристойнее совсем не платить.

Большов. А что? Ведь и правда. Храбростью-то никого не удивишь, а лучше

тихим-то манером дельцо обделать. Там после суди владыко на втором

пришествии. Хлопот-то только куча. Дом-то и лавки я на тебя заложу.

Подхалюзин. Нельзя ж без хлопот-с. Вот векселя надо за что-нибудь

сбыть-с, товар перевезти куда подальше. Станем хлопотать-с!

Большов. Оно так. Да старенек уж я становлюсь хлопотать-то. А ты

помогать станешь?

Подхалюзин. Помилуйте, Самсон Силыч, в огонь и в воду полезу-с.

Большов. Эдак-то лучше! Черта ли там по грошам-то наживать! Махнул

сразу, да и шабаш. Только на, пусти бог смелости. Спасибо тебе, Лазарь.

Удружил! (Встает.) Ну, хлопочи! (Подходит к нему и треплет по плечу.)

Сделаешь дело аккуратно, так мы с тобой барышами-то поделимся. Награжу на

всю жизнь. (Идет к двери.)

Подхалюзин. Мне, Самсон Силыч, окромя вашего спокойствия, ничего не

нужно-с. Как жимши у вас с малолетства и видемши все ваши благодеяния, можно

сказать, мальчишкой взят-с лавки подметать, следовательно, должен я

чувствовать.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Контора в доме Большова. Прямо дверь, на левой стороне лестница наверх.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Тишка (со щеткой на авансцене). Эх, житье, житье! Вот чем свет тут ты

полы мети! А мое ли дело полы мести! У нас все не как у людей! У других-то

хозяев коли уж мальчишка, так и живет в мальчиках – стало быть при лавке

присутствует. А у нас то туда, то сюда, целый день шаркай по мостовой как

угорелый. Скоро руку набьешь, держи карман-то. У добрых-то людей для

разгонки держат дворника, а у нас он с котятами на печке лежит либо с

кухаркой проклажается, а на тебе спросится. У других все-таки вольготность

есть; иным часом проштрафишься што либо-бшто, по малолетствию тебе

спускается; а у нас – коли не тот, так другой, коли не сам, так сама задаст

вытрепку; а то вот приказчик Лазарь, а то вот Фоминишна, а то вот... всякая

шваль над тобой командует. Вот она жисть-то какая анафемская! А уж это чтобы

урваться когда из дому, с приятелями в три листика, али в пристенок

сразиться – и не думай лучше! Да уж и в голове-то, правда, не то! (Лезет на

стул коленками и смотрит в зеркало.) Здравствуйте, Тихон Савостьяныч! Как вы

поживаете? Все ли вы слава богу? А ну, Тишка, выкинь коленце. (Делает

гримасу.) Вот оно что! (Другую.) Эвось оно как... (Хохочет.)

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Тишка и Подхалюзин, (крадется и хватает его за ворот).

Подхалюзин. А это ты, чертенок, что делаешь?

Тишка. Что? известно что! пыль стирал.

Подхалюзин. Языком-то стирал! Что ты за пыль на зеркале нашел! Покажу я

тебе пыль! Ишь, ломается! А вот я тебе заклею подзатыльника, так ты а будешь

знать.

Тишка. Будешь знать! Да было бы еще за что?

Подхалюзин. А за то, что за что! Поговоришь, так и увидишь, за что! Вот

пикни еще!

Тишка. Да, пикни еще! Я ведь и хозяину скажу, не что возьмешь!

Подхалюзин. Хозяину скажу!.. Что мне твой хозяин... Я, коли на то

пошло... хозяин мне твой!.. На то ты и мальчишка, чтоб тебя учить, а ты

думал что! Вас, пострелят, не бить, так и добра не видать. Прахтика-то эта

известная. Я, брат, и сам огни, и воды, и медные трубы прошел.

Тишка. Знаем, что прошел.

Подхалюзин. Цьщ, дьяволенок! (Замахивается.)

Тишка. Накось, попробуй! Нешто не скажу, ей-богу, скажу!

Подхалюзин. Да что ты скажешь-то, чертова перечница!

Тишка. Что скажу? А то, что лаешься!

Подхалюзин. Важное кушанье! Ишь ты, барин какой! Подитко-сь! Был Сысой

Псоич? '

Тишка. Известно, был.

Подхалюзин. Да ты, чертенок, говори толком! Зайти, что ль, хотел?

Тишка. Зайти хотел!

Подхалюзин. Ну, так ты сбегай на досуге.

Тишка. Рябиновки, что ли?

Подхалюзин. Да, рябиновки. Надо Сысоя Псоича, попотчевать. (Дает

деньги.) Купи полштофа, а сдачу возьми уж себе на пряники. Только ты,

смотри, проворней, чтобы не хватились!

Тишка. Стриженая девка косы не заплетет. Так надо порхать – живым

манером.

Тишка уходит.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Подхалюзин (один). Вот беда-то! Вот она где беда-то пришла на нас! Что

теперь делать-то? Ну, плохо дело! Не миновать теперь несостоятельным

объявиться! Ну, положим, хозяину что-нибудь и останется, а я-то при чем

буду? Мне-то куда деться? В проходном ряду пылью торговать! Служил, служил

лет двадцать, а там ступай мостовую грани. Как теперь это дело рассудить

надо? Товаром, что ли? Вот векселя велел продать (вынимает и считает), тут,

должно быть, попользоваться будет можно. (Ходит по комнате.) Говорят, надо

совесть знать! Да, известное дело, надо совесть знать, да в каком это смысле

понимать нужно? Против хорошего человека у всякого есть совесть; а коли он

сам других обманывает, так какая же тут совесть! Самсон Силыч купец

богатейший, и теперича все это дело, можно сказать, так, для препровождения

времени затеял. А я человек бедный! Если и попользуюсь в этом деле

чем-нибудь лишним, так и греха нет никакого; потому он сам несправедливо

поступает, против закона идет. А мне что его жалеть? Вышла линия, ну и не

плошай: он свою политику ведет, а ты свою статью гони. Еще то ли бы я с ним

сделал, да не приходится. Хм! Ведь залезет эдакая фантазия в голову

человеку! Конечно, Алимпияда Самсоновна барышня образованная, и, можно

сказать, каких в свете нет, а ведь этот жених ее теперича не возьмет,

скажет, денег дай! А денег где взять? И уж не быть ей теперь за благородным,

потому денег нет. Рано ли, поздно ли, а придется за купца отдавать! (Ходит

молча.) А понабравши деньжонок, да поклониться Самсону Силычу: дескать я,

Самсон Силыч, в таких летах, что должен подумать о продолжении потомства, и

я, мол, Самсон Силыч, для вашего спокойствия пота-крови не жалел. Конечно,

мол, Алимпияда Самсоновна барышня образованная, да ведь и я, Самсон Силыч,

не лыком шит, сами изволите видеть, имею капиталец и могу кругом себя

ограничить на этот предмет.– Отчего не отдать за меня? Чем я не человек? Ни

в чем не замечен, к старшим почтителен! Да при всем том, как заложили мне

Самсон Силыч дом и лавки, так и закладной-то можно пугнуть. А знамши-то

характер Самсона Силыча, каков он есть,– это и очень может случиться. У них

такое заведение: коли им что попало в голову, уж ничем не выбьешь оттедова.

Все равно как в четвертом году захотели бороду обрить: сколько ни просили

Аграфена Кондратьевна, сколько ни плакали,– нет, говорит, после опять

отпущу, а теперь поставлю на своем, взяли да и обрили. Так вот и это дело:

потрафь я по них, или так взойди им в голову – завтра же под венец, и

баста, и разговаривать не смей. Да от эдакого удовольствия с Ивана Великого

спрыгнуть можно!

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Подхалюзин и Тишка.

Тишка (входит со штофом). Вот он я пришел!

Подхалюзин. Послушай, Тишка, Устинья Наумовна здесь?

Тишка. Там наверху. Да и стралулист идет.

Подхалюзин. Так ты поставь водку-то на стол и закусочки достань.

Тишка ставит водку и достает закуски, потом уходит.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Подхалюзин и Рисположенский.

Подхалюзин. А, наше вам-с!

Рисположенский. К вам, батюшка Лазарь Елизарыч, к вам! Право. Думаю,

мол, мало ли что, может, что и нужно. Это водочка у вас? Я, Лазарь Елизарыч,

рюмочку выпью. Что-то руки стали трястись по утрам, особенно вот правая; как

писать что, Лазарь Елизарыч, так все левой придерживаю. Ей-богу! А выпьешь

водочки, словно лучше. (Пьет.)

Подхалюзин. Отчего же это у вас руки трясутся?!

Рисположенский (садится к столу). От заботы, Лазарь Елизарыч, от

заботы, батюшка.

Подхалюзин. Так-с! А я так полагаю от того, что больно народ грабите.

За неправду бог наказывает.

Рисположенский. Эх, хе, хе... Лазарь Елизарыч! Где нам грабить! Делишки

наши маленькие Мы, как птицы небесные, по зернышку клюем.

Подхалюзин. Вы, стало быть, больше по мелочам|

Рисположенский. Будешь и по мелочам, коли взять-то негде. Ну еще не то,

кабы один, а то ведь у меня жена да четверо ребятишек. Все есть просят,

голубчики. Тот говорит – тятенька, дай, другой говорит – тятенька, дай.

Одного вот в гимназию определил: мундирчик надобно, то, другое! А домишко-то

эвоно где!.. Что сапогов одних истреплешь, ходимши к Воскресенским воротам с

Бутырок-то.

Подхалюзин. Это точно-с.

Рисположенский. А зачем ходишь-то: кому просьбишку изобразишь, кого в

мещане припишешь. Иной день и полтины серебром домой не принесешь. Ей-богу,

не лгу. Чем тут жить? Я, Лазарь Елизарыч, рюмочку выпью. (Пьет.) А я думаю:

забегу, мол, я к Лазарь Елизарычу, не даст ли он мне деньжонок что-нибудь.

Подхалюзин. А за какие же это провинности-с?

Рисположенский. Как за какие провинности! Вот уж грех, Лазарь Елизарыч!

Нешто я вам не служу? По гроб слуга, что хотите заставьте. А закладную-то

вам выхлопотал.

Подхалюзин. Ведь уж вам заплачено! И толковать-то вам об одном и том же

не приходится!

Рисположенский. Это точно, Лазарь Елизарыч, заплачено. Это точно! Эх,

Лазарь Елизарыч, бедность-то меня одолела.


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 

Скачать полный текст (125 Кб)
Перейти на страницу автора


Главная / Стихи / Проза / Биографии       Современные авторы - на серверах Стихи.ру и Проза.ру

TopList
Rambler's Top100
Rambler's Top100
© Русский литературный клуб. Все произведения, опубликованные на этом сервере, перешли в общественное достояние. Срок охраны авторских прав на них закончился и теперь они могут свободно копироваться в Интернете. Информация о сервере и контактные данные.