Главная / Стихи / Проза / Биографии

Поиск:
 

Классикару

История одного города (Михаил Салтыков-Щедрин)


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40 


- На, пес! жри! жри! жри!

К удивлению, бригадир не только не обиделся этими словами, но напро- тив того, еще ничего не видя, подарил Аленке вяземский пряник и банку помады. Увидев эти дары, Аленка как будто опешила; кричать - не кричала, а только потихоньку всхлипывала. Тогда бригадир приказал принести свой новый мундир, надел его и во всей красе показался Аленке. В это же время выбежала в дверь старая бригадирова экономка и начала Аленку усовещи- вать.

- Ну, чего ты, паскуда, жалеешь, подумай-ко! - говорила льстивая ста- руха, - ведь тебя бригадир-то в медовой сыте купать станет.

- Митьку жалко! - отвечала Аленка, но таким нерешительным голосом, что было очевидно, что она уже начинает помышлять о сдаче.

В ту же ночь в бригадировом доме случился пожар, который, к счастию, успели потушить в самом начале. Сгорел только архив, в котором временно откармливалась к праздникам свинья. Натурально, возникло подозрение в поджоге, и пало оно не на кого другого, а на Митьку. Узнали, что Митька напоил на съезжей сторожей и ночью отлучился неведомо куда. Преступника изловили и стали допрашивать с пристрастием, но он, как отъявленный вор и злодей, от всего отпирался.

- Ничего я этого не знаю, - говорил он, - знаю только, что ты, старый пес, у меня жену уводом увел, и я тебе это, старому псу, прощаю... жри!

Тем не менее Митькиным словам не поверили, и так как казус был спеш- ный, то и производство по нем велось с упрощением. Через месяц Митька уже был бит на площади кнутом и, по наложении клейм, отправлен в Сибирь, в числе прочих сущих воров и разбойников. Бригадир торжествовал; Аленка потихоньку всхлипывала.

Однако ж глуповцам это дело не прошло даром. Как и водится, брига- дирские грехи прежде всего отразились на них.

Все изменилось с этих пор в Глупове. Бригадир, в полном мундире, каж- дое утро бегал по лавкам и все тащил, все тащил. Даже Аленка начала по'ходя тащить и вдруг, ни с того ни с сего, стала требовать, чтоб ее признавали не за ямщичиху, а за поповскую дочь.

Но этого мало: самая природа перестала быть благосклонною к глупов- цам. "Новая сия Иезавель, - говорит об Аленке летописец, - навела на наш город сухость". С самого вешнего Николы, с той поры, как начала входить вода в межень, и вплоть до Ильина дня не выпало ни капли дождя. Старожи- лы не могли запомнить ничего подобного и не без основания приписывали это явление бригадирскому грехопадению. Небо раскалилось и целым ливнем зноя обдавало все живущее; в воздухе замечалось словно дрожанье и пахло гарью; земля трескалась и сделалась тверда, как камень, так что ни со- хой, ни даже заступом взять ее было невозможно; травы и всходы огородных овощей поблекли; рожь отцвела и выколосилась необыкновенно рано, но была так редка, и зерно было такое тощее, что не чаяли собрать и семян; яро- вые совсем не взошли, и засеянные ими поля стояли черные, словно смоль, удручая взоры обывателей безнадежной наготою; даже лебеды не родилось; скотина металась, мычала и ржала; не находя в поле пищи, она бежала в город и наполняла улицы. Людишки словно осунулись и ходили с понурыми головами; одни горшечники радовались ведру, но и те раскаялись, как ско- ро убедились, что горшков много, а варева нет.

Однако глуповцы не отчаивались, потому что не могли еще обнять всей глубины ожидавшего их бедствия. Покуда оставался прошлогодний запас, многие, по легкомыслию, пили, ели и задавали банкеты, как будто и конца запасу не предвидится. Бригадир ходил в мундире по городу и строго-наст- рого приказывал, чтоб людей, имеющих "унылый вид", забирали на съезжую и представляли к нему. Дабы ободрить народ, он поручил откупщику устроить в загородной роще пикник и пустить фейерверк. Пикник сделали, фейерверк сожгли, "но хлеба через то людишкам не предоставили". Тогда бригадир призвал к себе "излюбленных" и велел им ободрять народ. Стали "излюблен- ные" ходить по соседям и ни одного унывающего не пропустили, чтоб не утешить.

- Мы люди привышные! - говорили одни, - мы претерпеть мо'гим. Ежели нас теперича всех в кучу сложить и с четырех концов запалить - мы и тог- да противного слова не молвим!

- Это что говорить! - прибавляли другие, - нам терпеть можно! потому мы знаем, что у нас есть начальники!

- Ты думаешь как ? - ободряли третьи, - ты думаешь, начальство-то спит? Нет, брат, оно одним глазком дремлет, а другим поди уж где видит!

Но когда убрались с сеном, то оказалось, что животы кормить будет не- чем; когда окончилось жнитво, то оказалось, что и людишкам кормиться то- же нечем. Глуповцы испугались и начали похаживать к бригадиру на двор.

- Так как же, господин бригадир, насчет хлебца-то? похлопочешь? - спрашивали они его.

- Хлопочу, братики, хлопочу! - отвечал бригадир.

- То-то; уж ты постарайся!

В конце июля полили бесполезные дожди, а в августе людишки начали по- мирать, потому что все, что было, приели. Придумывали, какую такую пищу стряпать, от которой была бы сытость; мешали муку с ржаной резкой, но сытости не было; пробовали, не будет ли лучше с толченой сосновой корой, но и тут настоящей сытости не добились.

- Хоть и точно, что от этой пищи словно кабы живот наедается, однако, братцы, надо так сказать: самая это еда пустая! - говорили промеж себя глуповцы.

Базары опустели, продавать было нечего, да и некому, потому что город обезлюдел. "Кои померли", - говорит летописец, - кои, обеспамятев, раз- бежались кто куда". А бригадир между тем все не прекращал своих беззако- ний и купил Аленке новый драдедамовый платок. Сведавши об этом,

- А ведь это поди ты не ладно, бригадир, делаешь, что с мужней женой уводом живешь! - говорили они ему, - да и не затем ты сюда от начальства прислан, чтоб мы, сироты, за твою дурость напасти терпели!

- Потерпите, братики! всего вдоволь будет! - вертелся бригадир.

- То-то! мы терпеть согласны! Мы люди привышные! А только ты, брига- дир, об этих наших словах подумай, потому не ровен час: терпим-терпим, а тоже и промеж нас глупого человека немало найдется! Как бы чего не ста- лось!

Громада разошлась спокойно, но бригадир крепко задумался. Видит и сам, что Аленка всему злу заводчица, а расстаться с ней не может. Послал за батюшкой, думая в беседе с ним найти утешение, но тот еще больше обеспокоил, рассказавши историю об Ахаве и Иезавели.

- И доколе не растерзали ее псы, весь народ изгиб до единого! - зак- лючил батюшка свой рассказ.

- Очнись, батя! ужли ж Аленку собакам отдать! - испугался бригадир.

- Не к тому о сем говорю! - объяснился батюшка, - однако и о нижесле- дующем не излишне размыслить: паства у нас равнодушная, доходы малые, провизия дорогая... где пастырю-то взять, господин бригадир?

- Ох! за грехи меня, старого, Бог попутал! - простонал бригадир и горько заплакал.

И вот, сел он опять за свое писанье; писал много, писал всюду.

Рапортовал так: коли хлеба не имеется, так, по крайности, пускай хоть команда прибудет. Но ни на какое свое писание ни из какого места ответа не удостоился.

А глуповцы с каждым днем становились назойливее и назойливее.

- Что? получил, бригадир. ответ? - спрашивали они его с неслыханной наглостью.

- Не получил, братики! - отвечал бригадир.

Глуповцы смотрели ему "нелепым обычаем" в глаза и покачивали голова- ми.

- Гунявый ты! вот что! - укоряли они его, - оттого тебе, гаденку, и не отписывают! не стоишь!

Одним словом, вопросы глуповцев делались из рук вон щекотливыми. Нас- тупила такая минута, когда начинает говорить брюхо, против которого вся- кие резоны и ухищрения оказываются бессильными.

- Да; убеждениями с этим народом ничего не поделаешь! - рассуждал бригадир, - тут не убеждения требуются, а одно из двух: либо хлеб, ли- бо... команда!

Как и все добрые начальники, бригадир допускал эту последнюю идею лишь с прискорбием; но мало-помалу он до того вник в нее, что не только смешал команду с хлебом, но даже начал желать первой пуще последнего.

Встанет бригадир утром раненько, сядет к окошку, и все прислушивает- ся, не раздастся ли откуда: туру-туру?

Рассыпьтесь, молодцы!

За камни, за кусты!

По два в ряд!

- Нет! не слыхать!

- Словно и Бог-то наш край позабыл! - молвит бригадир.

А глуповцы между тем все жили, все жили.

Молодые все до одного разбежались. "Бежали-бежали, - говорит летопи- сец, - многие, ни до чего не добежав, венец приняли; многих изловили и заключили в узы; сии почитали себя благополучными". Дома остались только старики да малые дети, у которых не было ног, чтоб бежать. На первых по- рах оставшимся полегчало, потому что доля бежавших несколько увеличила долю остальных. Таким образом прожили еще с неделю, но потом опять стали помирать. Женщины выли, церкви переполнились гробами, трупы же людей ху- дородных валялись по улицам неприбранные. Трудно было дышать в заражен- ном воздухе; стали опасаться, чтоб к голоду не присоединилась еще чума, и для предотвращения зла сейчас же составили комиссию, написали проект об устройстве временной больницы на десять кроватей, нащипали корпии и послали во все места по рапорту. Но, несмотря на столь видимые знаки на- чальственной попечительности, сердца обывателей уже ожесточились. Не проходило часа, чтобы кто-нибудь не показал бригадиру фигу, не назвал его "гунявым", "гаденком" и прочее.

К довершению бедствия, глуповцы взялись за ум. По вкоренившемуся исс- тари крамольническому обычаю, собрались они около колокольни, стали су- дить да рядить и кончили тем, что выбрали из среды своей ходока - самого древнего в целом городе человека, Евсеича. Долго кланялись и мир. и Ев- сеич друг другу в ноги: первый просил послужить, второй просил освобо- дить. Наконец мир сказал:

- Сколько ты, Евсеич, на свете годов живешь, сколько начальников ви- дел, а все жив состоишь!

Тогда и Евсеич не вытерпел.

- Много годов я выжил! - воскликнул он, внезапно воспламенившись. - Много начальников видел! Жив есмь!

И, сказавши это, заплакал. "Взыграло древнее сердце его, чтобы послу- жить", - прибавляет летописец. И сделался Евсеич ходоком, и положил в сердце своем искушать бригадира до трех раз.


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40 

Скачать полный текст (395 Кб)
Перейти на страницу автора


Главная / Стихи / Проза / Биографии       Современные авторы - на серверах Стихи.ру и Проза.ру

TopList
Rambler's Top100
Rambler's Top100
© Русский литературный клуб. Все произведения, опубликованные на этом сервере, перешли в общественное достояние. Срок охраны авторских прав на них закончился и теперь они могут свободно копироваться в Интернете. Информация о сервере и контактные данные.