Главная / Стихи / Проза / Биографии

Поиск:
 

Классикару

На ножах (Николай Лесков)


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159  160  161  162  163  164  165 


- Знаю, что в них сплошь и рядом нет ничего рокового. Неужто же вы можете ручаться, что не встреться дядя Филетер Иванович с вами, он никогда не женился бы ни на ком другом?

- Ну, на этот раз, жена, положительно говори, что никогда бы и ни на ком, - отвечал Форов.

- Ну, не женились бы вы, например, на Александрине?

- Ни за что на свете.

- Браво, браво, Фидетер Иванович, - воскликнула, смеясь, Синтянина.

- А почему? - спросила Лариса.

- Вы всегда все хотите знать "почему"? Бойтесь, этак скоро состареетесь.

- Но я не боюсь и хочу знать: почему бы вы не женились на Саше?

- Говорите, Филетер Иванович, мне уж замуж не выходить, - вызвала Синтянина.

- Ну, извольте: Александра Ивановна слишком умна и имеет деспотический характер, а я люблю свободу.

- Не велик комплимент тете Кате! Ну, а на мне бы вы разве не женились? Я ведь не так умна, как Александрина.

- На вас?

- Да, на мне.

Форов снял фуражку, три раза перекрестился и проговорил}

- Боже меня сохрани!

- На мне жениться?

- Да, на вас жениться: сохрани меня грозный Господь Бог Израилев, карающий сыны сынов даже до седьмого колена.

- Это отчего?

- Да разве мне жизнь надоела!

- Значит, на мне может жениться только тот...

- Тот, кто хочет ада на земле, в надежде встретиться с вами там, где нет ни печали, ни воздыхания.

- Вот одолжил! - воскликнула, рассмеявшись, Лариса, - ну, позвольте, кого бы вам еще из наших посватать?

- Глафиру Васильевну Бодростину, - подсказал, улыбаясь, Подозеров.

- Ах, в самом деле Бодростину! - подхватила Лариса.

- Кого ни сватайте, все будет напрасно.

- Но вы ее кавалер "лягушки".

- "Золотой лягушки", - отвечал Форов, играя своим ценным брелоком. - Глафире Васильевне охота шутить и дарить мне золото, а я философ и беру сей презренный металл в каком угодно виде, и особенно доволен, получая кусочек золота в виде этого невинного создания, напоминающего мне поколение людей, которых я очень любил и с которыми навсегда желаю сохранить нравственное единение. Но жениться на Бодростиной... ни за что на свете!

- На ней почему же нет?

- А почему? Потому, что мне нравится только особый сорт женщин: умные дуры, которые, как все хорошее, встречаются необыкновенно редко.

- Так это я, по-твоему, дура? - спросила, напуская на себя строгость, Катерина Астафьевна.

- А уж, разумеется, не умна, когда за меня замуж пошла, - отвечал Форов. - Вот Бодростина умна, так она в золотом терему живет, а ты под соломкою.

- Ну, а бодростинская золотая лягушка-то что же вам такое милое напоминает? - дружески подшучивая над майором, спросил Подозеров.

- Золотая лягушка напоминает мне золотое время и прекрасных умных дураков, из которых одних уж нет, а те далеко.

- Она напоминает ему моего брата Жозефа, - сказала Лариса.

- Ну, уж это нет-с, - отрекся майор.

- Почему же нет? Брат мои разве не женился по принципу, не любя женщину, для того только, чтобы "освободить ее от тягости отцовской власти", - сказала Лариса, надуто продекламировав последние шесть слов. Надеюсь, это мог сделать только "умный дурак", которых вы так любите.

- Нет-с; умные дураки этого не делали, умные дураки, которых я люблю, на такие вздоры не попадались, а это мог сделать глупый умник, но я с этим ассортиментом мало знаком, а, впрочем, вот поразглядим его!

- Как это поразглядите? Разве вы его надеетесь скоро видеть?

- А вы разве не надеетесь дожить до той недели?

- Что это за шарада? - спросила в недоумении Лариса.

- Как же, ведь он на днях приедет.

- Как на днях?

- Разумеется, - отвечал Форов. - Мой знакомый видел его в Москве; он едет сюда.

Присутствующие переглянулись.

"Это что-нибудь недоброе!" - мелькнуло во взгляде Ларисы, брошенном на Синтянину; та поняла, и сама немного изменясь в лице, сказала майору:

- Филетер Иванович, вы совсем бестолковы.

- Чем-с? Чем я бестолков?

- Да что же это вы нам открываете новости по капле?

- Чем же я бестолковее вас, которые мне и по капле не открыли, что вы этого не знаете?

- Откуда же мы могли это знать?

- А разве он не писал об этом Ларисе Платоновне?

- Ничего он не писал ей.

- Ну, а я почему мог это знать?

- Но вы, Филетер Иваныч, шутите это или вправду говорите, что он вдет сюда? - спросила серьезно Лариса.

По дорожке, часто семеня маленькими ногами, шла девочка лет двенадцати, остриженная в кружок и одетая в опрятное ситцевое платье с фартучком. В руках она держала круглый поднос, и на нем запечатанное письмо.

Лариса разорвала конверт.

- Вы отгадали, это от брата, - сказала она и, пробежав маленький листок, добавила: - все известие заключается вот в чем (она взяла снова письмо и снова его прочитала): "Сестра, я еду к тебе; через неделю мы увидимся. Приготовь мне мою комнату, я проживу с месяц. Еду не один, а с Гор..."

- Не могу дальше прочесть, с кем он едет, - заключила она, передавая письмо Синтяниной.

- Не прочтете ли вы, Филетер Иванович? Форов посмотрел на указанную ему строчку и, качнув отрицательно головой, передал письмо Подозерову.

- "Горданов", - прочел Подозеров, возвращая письмо Ларисе.

- Так вот он как будет называться ваш рок! - воскликнул майор.

- Филетер Иванович, вы несносны! - заметила ему с неудовольствием Синтянина, кинув взгляд на немного смущенного Подозерова.

- А я говорю только то, что бывает, - оправдывался майор, - братья всегда привозят женихов, как мужья сами вводят любовников...

- А что это за Горданов? - сухо спросила Лариса.

- Я, кажется, немножко знаю его, - отвечал Подозеров. - Он помещик здешней губернии и наш сверстник по университету... Я его часто видел в доме некиих господ Фигуриных, где я давал уроки, а теперь у него здесь есть

дело с крестьянами о земле.

- Фигуриных! - воскликнула Лариса. - Вы видели его там? Он их знакомый?

- Кажется, даже родственник.

- Интересный господин? - полюбопытствовала Синтянина.

- М-мм! Как вам сказать...

Подозеров, казалось, что-то хотел сказать нехорошее о названном лице, но переменил что-то и ответил:

- Не знаю, право, мы с ним как-то не сладились.

- А вы кого же у Фигуриных учили?

- Там были мальчик Петр и девочки Наташа и Алина.

- А вы эту Алину учили?

- Да; она уже была великонька, но я ее учил.

- Хороша она?

- Нет.

- Умна?

- Не думаю.

- Добра?

- Господь ее знает, девушки ведь почти все кажутся добрыми. У малороссиян есть присловье, что будто даже "все панночки добры".

- "А только откуда-то поганые жинки берутся?" - докончил Форов.

- Эта Алина теперь жена моего брата.

- В таком случае малороссийское присловье прочь.

- Лариса, взгляни, - перебила дрогнувшим голосом Синтянина, глядя на ту дорожку, по которой недавно девочка принесла письмо от Висленева. Лариса обернулась.

- Что там такое?

Синтянина бледнела и не отвечала.

По длинной дорожке от входных ворот шел высокий, статный мужчина. Он был в легком сером пиджаке и маленькой соломенной шляпе, а через плечо у него висела щегольская дорожная сумочка. Сзади его в двух шагах семенила давешняя девочка, у которой теперь в руках был большой портфель.

- Брат!.. Иосаф!.. Каков сюрприз! - вскрикнула Лариса, ступая с качелей на землю.

И с этим она рванулась быстрыми шагами вперед и побежала навстречу брату.

Глава четвертая

Без содержания

В наружности Иосафа Висленева не было ни малейшего сходства с сестрой: он был блондин с голубыми глазами и очень маленьким носом. Лицо его нельзя было назвать некрасивым и неприятным, оно было открыто и даже довольно весело, но на нем постоянно блуждала неуловимая тень тревоги и печали.

Лариса встретилась с братом на половине дорожки, они обнялись и поцело- вались.

- Ты не ждала меня так скоро, Лара? - заговорил Висленев.

- То есть я ждала тебя, Жозеф, но не сегодня; я только сейчас получила твое письмо, что ты в Москве и едешь сюда с каким-то твоим товарищем.

- Да, с Гордановым.

- Он здесь с тобой? Лариса оглядела дорожку.

- Да, он здесь, то есть здесь в городе, мы вместе приехали, но он остановился в гостинице. Я сам не думал быть сюда так скоро, но случайные обстоятельства выгнали нас из Москвы раньше, чем мы собирались. Ты, однако, не будешь на меня сердиться, что я этак сюрпризом к тебе нагрянул?

- Помилуй, что ты!

- Ну да, а я, видишь ли, ввиду этой скоропостижности, расчел, что мы застанем тебя врасплох, и потому не пригласил Горданова остановиться у нас.

- Напрасно, я не бываю врасплох, и твоему гостю нашлось бы место.

- Ну, все равно; он не захотел ни стеснять нас, ни сам стесняться, да тем и лучше: у него дела с крестьянами... нужно будет принимать разных людей... Неудобно это!

- А по крестьянским делам самый влиятельный человек теперь здесь мой добрый знакомый...

- Кто?

- Подозеров, твой товарищ.

- А-а! Я было совсем потерял его из виду, а он здесь; вот что значит долго не переписываться.

Висленев чуть заметно поморщился и отер лоб платком.

- Подозеров кстати и теперь у меня, - продолжала Лариса. - Пойдем туда или сюда, - показала она сначала на дом, а потом на конец сада, где оставались гости.

- Да, - встрепенулся брат. - У тебя гости, мне это сказала девочка, я потому и не велел тебя звать, а пошел сюда сам. Я уже умылся в гостинице и на первый раз, кажется, настолько опрятен, что в качестве дорожного человека могу представиться твоим знакомым.

- О, да, конечно! тем более, что это и не гости, а мои друзья; тут Форовы.

Сегодня день рождения дяди.

- Ах, здесь бесценный Филетер Иваныч, - весело перебил Висленев. - А еще кто?

- Жена его и Alexandrine Синтянина.

- И она здесь?

Висленев вспыхнул на минуту и тотчас же весело проговорил:

- Вот еще интереснейшая встреча!

- Ты должен был знать, что ты ее здесь встретишь.


Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159  160  161  162  163  164  165 

Скачать полный текст (1631 Кб)
Перейти на страницу автора


Главная / Стихи / Проза / Биографии       Современные авторы - на серверах Стихи.ру и Проза.ру

TopList
Rambler's Top100
Rambler's Top100
© Русский литературный клуб. Все произведения, опубликованные на этом сервере, перешли в общественное достояние. Срок охраны авторских прав на них закончился и теперь они могут свободно копироваться в Интернете. Информация о сервере и контактные данные.